Энергетический императив и политический наратив

15 Сен 2016

Энергетический императив и политический наратив

В последнее время мировой энергетический рынок столкнулся с серьёзными вызовами, отчасти приведшими в растерянность ведущих игроков отрасли. Это и обвальное снижение цен на нефть, и появление новых потенциальных экспортёров энергоресурсов (прежде всего, в лице США), и решения парижского климатического саммита об ограничении потребления ископаемого топлива.

В связи с этим прогнозирование перспектив глобального ТЭК весьма затруднено. А значит, особо важную роль приобретает налаживание плодотворного диалога между специалистами, аналитиками отрасли и представителями нефтегазового бизнеса. Такое общение способствовало бы поиску ответа на новые вызовы и решению наиболее сложных задач мировой энергетики.

Уже несколько лет такой диалог ведётся в рамках Брюссельского энергетического клуба. Его опыт может быть полезен и для других государств, в том числе России. Наш специальный корреспондент в странах Бенилюкса Юрий Лавров обсудил деятельность этой организации, а также актуальные вопросы европейской энергетики с основателем и исполнительным директором клуба доктором Маратом Тертеровым.

– В БРЮССЕЛЕ РАСПОЛОЖЕНЫ ДЕСЯТКИ ОРГАНИЗАЦИЙ, АССОЦИАЦИЙ, ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВ, КОНСАЛТИНГОВЫХ КОМПАНИЙ, "МОЗГОВЫХ ЦЕНТРОВ", ПРОФЕССИОНАЛЬНО ЗАНИМАЮЩИХСЯ ЭНЕРГЕТИЧЕСКИМИ ПРОБЛЕМАМИ. ДЛЯ КАКИХ ЦЕЛЕЙ БЫЛ СОЗДАН БРЮССЕЛЬСКИЙ ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЙ КЛУБ, КТО ЕГО УЧАСТНИКИ?
– Брюссельский энергетический клуб (БРЭК) впервые собрался на своё заседание в июне 2012 г., в то уникальное для мировой энергетики время, когда цена на нефть превышала 100 долларов за баррель, когда разворачивались события "арабской весны", а весь мир переживал экономический спад из-за глобального финансового кризиса.

Клуб был создан по инициативе нескольких близких по взглядам аналитиков и зарегистрирован в Бельгии как некоммерческая организация. Цель клуба состоит в том, чтобы способствовать лучшему пониманию международных энергетических проблем среди представителей нефтегазовых компаний, регулирующих структур ЕС и академических аналитиков. Для этого мы создали во многом уникальную трансграничную площадку с целью обмена информацией о важнейших энергетических проектах, изучения новых идей, альтернатив и моделей.

Программа заседаний клуба традиционно строится так, чтобы сначала участники в кулуарах смогли обменяться свежей информацией. Затем следует само заседание за круглым столом с заслушиванием выступления. После ответов на вопросы происходит дискуссия. Завершается заседание неформальным обсуждением во время фуршета. Заседания проводятся по правилам Чатем-Хаус (Chatham House), согласно которым цитирование высказываний участников предусматривает надлежащее согласование.

В заседаниях клуба участвуют представители энергетических компаний, таких как BP, Statoil, ENI, Edison, Wintershall, Total, "ЛУКОЙЛ", "Газпром", "Нафтогаз", NIS, GasTerra, Gasunie и других. В качестве гостей приглашаются руководители различных структур ЕC, дипломаты, академические исследователи, другие энергетические специалисты. Участие в работе клуба предусматривает оплату членских взносов, что, в свою очередь, обязывает организаторов внимательно прислушиваться к мнению членов и обеспечивать актуальность рассматриваемых тем. Нынешний бюджет клуба позволяет проводить шесть встреч в год в Брюсселе и одну выездную зарубежную сессию.

Неформальный характер обсуждения даёт возможность участникам клуба предельно глубоко анализировать европейское энергетическое законодательство и отдельные нефтегазовые проекты. Своеобразным лозунгом для нас являются известное высказывание А. Онасиса: "Секрет успеха заключается в знании того, что другие не знают".

– РЕЗУЛЬТАТЫ РЕФЕРЕНДУМА В ВЕЛИКОБРИТАНИИ ПО ВЫХОДУ ИЗ ЕС (ТАК НАЗЫВАЕМЫЙ BREXIT) УДИВИЛИ, ПОЖАЛУЙ, НЕ ТОЛЬКО БРИТАНЦЕВ, НО И ВЕСЬ МИР. КАК, НА ВАШ ВЗГЛЯД, ЭТО ПОВЛИЯЕТ НА ЭНЕРГЕТИЧЕСКУЮ СТРАТЕГИЮ ЕС И ПЕРСПЕКТИВЫ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА В ЕВРОПЕ?
– Brexit – это своеобразная ядерная бомба. Бывший премьер-министр Великобритании Дэвид Камерон, который инициировал референдум и привёл страну в этот политический хаос, теперь вышел из игры и, видимо, отдыхает где-то на берегу тёплого моря, что выглядит крайне безответственно. Лично я на месте британцев поддержал бы сохранение членства в ЕС.

Для меня ответ на вопрос о будущих последствиях Brexit делится на две части. Прежде чем рассуждать о том, что будет в результате выхода Британии из ЕС, очень важно сначала серьёзно осмыслить, а будет ли вообще Brexit реализован. Ещё совсем не факт, что он реально состоится. Новый премьер-министр Тереза Мэй и министр по вопросам выхода из ЕС евроскептик Дэвид Дэвис уже сделали публичные заявления о том, что в текущем году вообще ничего ожидать не следует. Мол, нужно досконально разобраться в толковании статьи 50 Лиссабонского договора о Европейском союзе от 2007 г., позволяющей выйти из ЕС. Необходимо также договориться с Брюсселем о процедуре выхода и основах будущих взаимоотношений. Кроме того, требуется провести соответствующие решения через британский парламент, что весьма и весьма непросто и может спровоцировать новые парламентские выборы, уход премьер-министра и правительства в отставку и новый виток обсуждений различных сценариев отношений с ЕС. Таким образом, пока нет никакой уверенности, что Brexit будет реализован.

– НЕДАВНО ВЫ ПОБЫВАЛИ В ИРАНЕ, ГДЕ ВСТРЕЧАЛИСЬ С РУКОВОДСТВОМ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ ОТРАСЛИ ЭТОЙ СТРАНЫ. КАКОЕ У ВАС СЛОЖИЛОСЬ МНЕНИЕ О ПЕРСПЕКТИВАХ УЧАСТИЯ ИРИ В МИРОВОЙ ТОРГОВЛЕ НЕФТЬЮ И ГАЗОМ?
– Действительно, в июне я провёл в Иране целую неделю, участвовал в 11-й Тегеранской международной энергетической конференции. Состоялось множество интересных встреч, среди которых наиболее значимыми были обмен мнениями с заместителем министра нефтяной промышленности д-ром Амиром Хусеном Замани Ниа, министром энергетики г-ном Хамидом Читчиан, курирующим электроэнергетику и газовую индустрия, и вице-президентом Исламской Республики Иран г-жой Масумесх Эбтекар, которая отвечает за департамент экологии и возглавляла национальную делегацию на Конференции ООН по изменению климата в декабре прошлого года в Париже.

Иран – это общепризнанная нефтегазовая держава, обладающая колоссальными запасами углеводородного сырья. Она является потенциальным крупнейшим мировым экспортёром нефти и газа. ИРИ занимает третье место в мире по объёмам добычи газа и одновременно третье место по его потребления. В энергобалансе страны на природный газ приходится 60%, на нефть – 38%, на возобновляемые источники – 2%. Сейчас Иран, образно говоря, выходит из тени на международной арене. Но его возвращение будет долгим, поскольку на политическом уровне имеются определённые блокировки. Предстоят сложный путь по установлению надлежащих отношений с международными инвесторами и энергетическими компаниями, по приобретению необходимого опыта маркетинга на глобальном рынке углеводородного сырья и другие немаловажные действия.

Современный Иран стремится к энергетическому сотрудничеству со всеми партнёрами, но на сегодня большинство из них – это страны Азиатского региона, прежде всего, Индия, Китай, Турция, некоторые арабские государства. В частности, Иран и Оман уже активно обсуждают проект строительства нового газопровода.

– В ПОСЛЕДНЕЕ ВРЕМЯ СУЩЕСТВЕННО ВОЗРОСЛО ВНИМАНИЕ К ТУРЦИИ И ЕЁ РОЛИ В ГЕОПОЛИТИКЕ (В ЧАСТНОСТИ, В ПЛАНЕ СОЗДАНИЯ НОВЫХ ЭНЕРГЕТИЧЕСКИХ МАРШРУТОВ). КАК СКЛАДЫВАЮТСЯ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ БРЭК С ПРЕДСТАВИТЕЛЯМИ ТУРЕЦКИХ КОМПАНИЙ И ЭНЕРГЕТИЧЕСКИМИ СПЕЦИАЛИСТАМИ?
– Председателем БРЭК является д-р Бахадир Калэгаси, который возглавляет в Брюсселе представительство Турецкой ассоциации промышленности и бизнеса. Он выступает фактически на всех заседаниях клуба, так как без позиции Турции невозможно оценить большинство европейских энергетических проектов. Другими уважаемыми турецкими участниками БРЭК являются президент Босфорского энергетического клуба д-р Мехмет Огутчу и директор турецкого Института энергетических рынков и политики д-р Волкан Оздемир.

После того как в ноябре 2015 г. турецкий истребитель сбил российский бомбардировщик над территорией Сирии, БРЭК собрался на внеочередное специальное заседание для обсуждения последствий данного события для международного энергетического сотрудничества. Турецкий вопрос является стратегически важным для многих стран, но особо отмечу Катар. Неслучайно после воздушного инцидента высшее турецкое руководство, включая президента Р.Т. Эрдогана, отправилось в Катар, где обсуждались возможности поставок катарского сжиженного природного газа в Турцию. В Турции уже действуют два морских терминала СПГ, но их мощности явно недостаточно для обеспечения внутреннего спроса и снижения рисков гипотетического сбоя поставок российского газа. Россия, "Газпром" останутся важнейшими поставщиками газа в Турцию ещё длительное время, но события с самолётом и последовавшие экономические санкции, видимо, уже никогда не вернут турецко-российское газовое сотрудничество на прежний уровень доверия. Даже несмотря на наметившееся в последние недели потепление отношений между двумя странами.

Возможные сценарии развития энергетического сотрудничества Турции со странами региона, ЕС и Россией изложил в своём недавнем выступлении в клубе д-р Волкан Оздемир. По его мнению, Турция будет стремиться создать собственный евразийский газовый хаб, играть собственную роль на мировом энергетическом рынке, выходящую за рамки исключительно функции транзита, участвовать с более широкими правами в международных энергетических проектах Восток Запад и Север Юг.

Полный текст читайте в №9 "Нефти России"

© Информационно-аналитический журнал "Нефть России", 2017. editor@neftrossii.ru 18+
Все права зарегистрированы. Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.
Зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 30 апреля 2013 года.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации – ЭЛ № ФС 77 - 53963.
Дизайн сайта – exdesign.su