После штиля – попутный ветер

25 Сен 2017

После штиля – попутный ветер

Низкие цены на углеводороды оказали серьёзное воздействие на реализацию морских нефтегазодобывающих проектов. Падение котировок стало причиной жёсткого курса добывающих компаний на сокращение издержек, что негативно повлияло на нефтесервисных игроков, а также производителей промыслового оборудования. Однако с начала 2017 года этот бизнес быстро восстанавливается. Одобрена реализация нескольких крупных проектов. В период 2018-2021 годов прогнозируется пуск в эксплуатацию целой обоймы новых мощностей по добыче нефти и газа на морских акваториях. 

Мария Кутузова

В России этот процесс, к сожалению, осложняется санкциями. Препятствия, стоящие на пути реализации нового поколения отечественных нефтегазодобывающих проектов, могут помешать технологическому прорыву, происходящему на основе объединения усилий ведущих сервисных компаний и поставщиков оборудования. 

Кризис последних трёх лет негативно отразился на реализации морских нефтегазовых проектов. Спровоцированный сланцевой революцией в Соединённых Штатах избыток поставок нефти на мировом рынке привёл к падению цен со второй половины 2014 г. Самая низкая стоимость сорта Brent была зафиксирована 20 января 2016 г. (26,01 доллара за баррель). Однако по итогам прошлого года средняя цена на нефть составила 45 долларов. 

Согласно прогнозам, в 2018 году нас ожидает рост спроса на "чёрное золото". Тем не менее, повышению цен на углеводороды помешает продолжение сланцевой революции в США. За годы кризиса цена безубыточной разработки нефти низкопроницаемых коллекторов сократилась на 39%. Добыча такого сырья в США после значительного падения в I-м квартале вновь вышла на максимум и побила рекорд 2014 г. 

Тем не менее, в 2019-2021 гг. прогнозируется сохранение стабильного спроса на нефть. Он будет поддерживаться, прежде всего, растущим потреблением энергетических ресурсов в Китае и Индии. Согласно прогнозам норвежской аналитической компании Rystad Energy, в 2020-2021 гг. цены на нефть могут вырасти до 80 долларов за баррель сорта Brent. Это будет спровоцировано недостатком инвестиций в добычу и отложенными проектами в период кризиса 2014-2016 гг. Возможный дефицит поставок оценивается экспертами в 1 млн барр./сут. в 2021 г.

Что касается природного газа, цены на него также серьёзно упали за последнее время. Так, стоимость СПГ на азиатских рынках рухнула с уровня в 14-15 долларов за 1 млн МБТЕ в 2012-2014 гг. до 6 долларов, прогнозируемых по итогам 2017 г. На европейских рынках цены колеблются на уровне 4-6 долларов за 1 млн МБТЕ. 

До 2021 г. в мире будут введены в строй несколько крупных мощностей по производству сжиженного природного газа. В связи с этим избыток поставок в 2020 г. прогнозируется на уровне в 68 млрд м3. Но рост спроса на газ в 2023-2024 гг. может привести к недостатку СПГ на рынке. Скорее всего, дефицит будет покрыт новыми проектами, по которым принятие окончательного инвестиционного решения пока только ожидается. 

Мировое производство СПГ может вырасти с 250 млн т в 2016 г. до 350-400 млн т к 2025 г. Большинство проектов по добыче газа и производству СПГ, решения по которым уже приняты или ожидаются, не являются экономически эффективными при существующих ценах на природный газ. Согласно оценкам Rystad Energy, рентабельны лишь единицы, среди которых крупнейшими являются Левиафан в Средиземном море и российский "Арктик СПГ-2".

Эксперты Rystad Energy также подчеркивают, что до самого последнего времени морская нефтегазовая промышленность переживала не лучшие времена. Но в первой половине 2017 г. наблюдался очень быстрый рост в этом сегменте. Были приняты решения о реализации по крайней мере восьми крупнейших новых проектов: в том числе, Вайт Роуз Вест (Канада), вторая фаза Мэд Дог и Бакскин (США), первая фаза проекта Лиза (Гайана), Левиафан (Израиль), Корал с применением плавающей установки по производству СПГ (Мозамбик), Р-Сериес (Индия) и Двалин (Норвегия).  

Норвежская ассоциация NORWEP, специализирующаяся на шельфовых разработках, в этом году отнесла к числу приоритетных проекты в 18 странах: Анголе, Австралии, Азербайджане, Бразилии, Канаде, Китае, Египте, Индии, Индонезии, Иране, Малайзии, Мексике, Нигерии, России (несмотря на санкции, продолжающие действовать в отношении РФ и ее нефтегазовых компаний), Саудовской Аравии, ОАЭ, Великобритании и Мексиканском заливе США. Согласно прогнозам, в 2018 г. рынок шельфовых проектов в этих странах рухнет до 160 млрд долларов, но затем подрастёт к 2021 г. до 200 млрд. В целом на этих лидирующих рынках в период 2018-2021 гг. на морские проекты будет потрачено порядка 698 млрд долларов, или 70% всех инвестиций, направленных в мире в разведку и разработку нефти и газа на шельфе.

Согласно прогнозам, бразильский рынок будет самым крупным в морской нефтегазовой промышленности по объёмам привлекаемых инвестиций. Он оценивается в 110 млрд долларов в период 2018-2021 гг. На втором месте – норвежский рынок, не входящий в оценку NORWEP (98 млрд), а затем следуют Мексиканский залив США (84 млрд) и Великобритании (77 млрд). Среди компаний лидерами по числу новых морских проектов, одобренных к реализации с 2014 г., являются BP, Eni и ExxonMobil. 

Цена безубыточности проектов на шельфе с 2013 г. уменьшилась на 40-60%. Наибольших успехов, согласно информации компаний, удалось добиться в этом направлении Statoil, ConocoPhillips и Shell. Так, норвежская компания снизила этот показатель для еще не одобренных проектов с 70 долларов за баррель в 2013 г. до 27 долларов в 2017 г. То есть сокращение составило 61%. У Shell аналогичный показатель упал до 45 долларов за баррель.   

Среди крупнейших компаний, работающих на шельфе, по объемам инвестиций лидирует бразильская Petrobras. Она направляет средства в морские проекты, реализуемые главным образом на шельфе родной страны (91 млрд долларов в 2018-2021 годах). Далее следуют BP, Saudi Aramco и Shell, каждая из которых может потратить в указанный период на морские проекты до 45 млрд долларов. Saudi Aramco действует на своем внутреннем рынке, а ведущих частных корпораций  сформирован диверсифицированный портфель проектов на шельфе. Так, BP делит основной поток инвестиций между Мексиканским заливом США, Великобританией, Анголой, Индонезией, Азербайджаном и Египтом. Shell сфокусирована на разработке морских месторождений в Мексиканском заливе США, Великобритании, Нигерии и Малайзии. 

Что касается России, то Rystad Energy прогнозирует в 2018-2021 годах новый пик инвестиций в Охотском море в рамках уже действующих проектов. Средний рост капитальных вложений составит 16% в год. Так, ExxonMobil утверждала в феврале этого года, что запустит вторую фазу на месторождении Одопту (проект "Сахалин-1") в 2017-2018 гг. Американской компании также предстоит к 2021 г. реализовать газовый проект на месторождении Чайво. Однако норвежские аналитики не исключают возможность переноса сроков ввода в эксплуатацию новой стадии на этом месторождении на 2025 г. 

"Газпром" надеется к 2021 г. запустить Южно-Киринское. Но Rystad сомневается в реализации этих планов ранее 2024 г. 

Компания "Сахалин Энерджи" – оператор "Сахалина-2" – больше всех потратит на морские месторождения – Пильтун-Астохское и Лунское в Охотском море. Сумма инвестиций в период 2018-2021 гг. составит примерно 3 млрд долларов. На втором месте "ЛУКОЙЛ" со своими каспийскими и балтийскими проектами – более 2,5 млрд долларов. На эти две компании придётся примерно половина всех инвестиций в данном сегменте в России. На третьем месте расположилась ExxonMobil с более чем 2 млрд долларов. На четвёртом и пятом – "Роснефть" и "Газпром". Каждая из компаний потратит, согласно оценкам норвежцев, порядка 1 млрд долларов.

Эксперты отмечают, что "ЛУКОЙЛ" приступает к реализации новых стадий на уже разрабатываемых месторождениях в Каспийском и Балтийском морях. В частности, на месторождениях имени Корчагина и Филановского. Он также приступает к освоению нового Ракушечного месторождения (расположенного по соседству с Филановским) на Каспии и D-33 рядом с Кравцовским (D-6) на Балтике.  

Rystad подчеркивает огромный потенциал российского рынка морских проектов. Однако, помимо санкций, введенных со стороны ЕС, США и Норвегии, дело осложняет высокий коррупционный рейтинг России, переместившейся за последний год со 119 на 131 место в списке  Transparency International 2016, в который вошли 178 стран.

Полный текст читайте в №9 "Нефти России"

© Информационно-аналитический журнал "Нефть России", 2017. editor@neftrossii.ru 18+
Все права зарегистрированы. Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.
Зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 30 апреля 2013 года.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации – ЭЛ № ФС 77 - 53963.
Дизайн сайта – exdesign.su