Последний отзвук арабской весны?

24 Июн 2019

Последний отзвук арабской весны?

Митинги в Алжире начались с конца февраля 2019 г. Недовольство алжирцев было вызвано намерением 82-летнего президента Абдель Азиза Бутефлики баллотироваться на очередной срок. После перенесенного в 2013 г.  инсульта он почти не появлялся на публике, а свою предыдущую президентскую присягу принимал, сидя в инвалидной коляске. Затем протесты приобрели более широкий характер. Требования уже касались острых социально-экономических проблем страны: безработицы (особенно среди молодежи), нехватки жилья, несправедливого распределения национального дохода. К тому же у власти 20 лет находится не только Бутефлика, но и его окружение, – те политические силы, которые его и выдвинули на президентство ещё в 1999 году, их наследники и последователи. Протесты в конце концов привели к отставке президента, что временно снизило их накал, однако вскоре они продолжились с новой силой. 

Татьяна Шмелева, эксперт Института Ближнего Востока

Как эти события могут повилять на политическую обстановку, экономическую ситуацию и состояние нефтегазового комплекса Алжира?

Помимо свержения Бутефлики, непрекращающееся давление народа привело к целому ряду увольнений и арестов людей, некогда приближённых к бывшему президенту. И алжирская армия сыграла в этом далеко не последнюю роль. Сразу после ухода Бутефлики с высшего поста военные во главе с начальником штаба Вооруженных сил Ахмедом Гаидом Салахом лишили его клан финансово-экономический мощи, арестовав целый ряд связанных с ним бизнесменов, в том числе миллиардера Али Хаддада. Далее та же участь постигла самого влиятельного предпринимателя страны либерала Исаада Ребраба, а также Саида Бутефлику, младшего брата и советника ушедшего президента, отставного генерала Мухаммеда Медьена, бывшего главу спецслужбы DRS и  его сменщика генерала-майора Атмана Башира Тартага. Ахмед Гаид Салах открыто назвал их "бандой", обвиняемой в "заговоре против государственной власти и армии". 

Между тем, многие считают, что произведённые аресты не только нацелены на лишение активов возможных конкурентов Ахмед Гаид Салаха, но и вызваны желанием сконцентрировать алжирские ресурсы под его собственным контролем. Эксперты говорят о повторении "египетского сценария" (там армия взяла власть в свои руки), а критики Ахмеда Гаида Салаха уже обвиняют его в попытке оформления собственной диктатуры. Всё это происходит на фоне ухудшения состояния экономики. И властям страны для преодоления кризиса следовало бы не запугивать бизнес, а привлекать его к давно уже назревшему реформированию экономики. Ведь даже если военным и хватит ресурсов, накопленных в "тучные нефтегазовые годы", на ближайшие несколько лет,  при текущих расходах страны это не решит проблему. В случае фактического возвращения к закамуфлированной военной диктатуре Алжир рискует упустить возможность пойти по мирному пути преобразований, погрузиться в новую фазу нестабильности.

Митингующие в основном выступают против пронизывающей все этажи власти коррупции, клановости и кумовства, требуют, чтобы к руководству страны пришло новое, ничем не запятнанное в прошлом поколение лидеров. Характерно, что именно молодёжь является основным триггером протестов: ведь сегодня 54% алжирского населения составляет граждане моложе 30 лет. При этом безработица в этой группе достигает 26,4%. За пределами нефтегазовой промышленности, которая в настоящее время переживает не лучшие времена, найти работу с достойной зарплатой практически невозможно. Как отмечает сайт Al-Monitor, "на фоне снижения цен на нефть и при наличии  приблизительно 1,7 млн студентов высших учебных заведений неизбежность конфронтации с правительством была вполне предсказуема". 

Последние оценки и прогнозы Всемирного банка в отношении алжирской экономики тоже не вселяют большого оптимизма. Несмотря на существенный прирост налоговых поступлений по итогам 2018 г. и относительно стабильные цены на углеводородные ресурсы (выше прогнозов алжирского правительства), экономический рост в стране составляет лишь 1,5%. Хотя ещё в октябре 2018 г. он прогнозировался на уровне минимум 2,5%. Основная проблема заключается в замедлении производства в нефтегазовой промышленности (только в течение 2018 г. оно сократилось на 4,2%). Это падение, к сожалению, не было компенсировано другими позитивными факторами, в частности приростом производства в не нефтяных отраслях, среди которых особенно выделялись сельское хозяйство (прирост в 2018 г. составил 6,9%, а в 2019 году он продолжается), а также строительство (+4,6% по итогам 2018 г.).

Другим тревожным фактором, способствовавшим ослаблению экономики Алжира в первой половине 2019 г., многие эксперты называют существенный рост государственных расходов. Только в течение 2018 г. их объём увеличился на 11,2%, тогда как в течение 2017 г. наблюдалось относительное снижение этого показателя. Причиной данного явления называют усиление государственных мер социальной поддержки для сдерживания протестных настроений в обществе. На фоне вышеназванных неблагоприятных тенденций в алжирской экономике продолжились отток капиталов и сокращение международных резервов страны, что в свою очередь привело к росту общего долга до уровня 42% от ВВП.

Хотя правительству в целом удаётся пока контролировать ситуацию в социально-экономической сфере, эксперты предупреждают, что в отсутствие стабильной государственной политики экономика будет продолжать разрушаться. По мере того как власти будут предпринимать усилия по стабилизации политической ситуации, в том числе  в целях создания условий для привлечения необходимых иностранных инвестиций, алжирские валютные резервы будут сокращаться, а долговая картина будет ухудшаться. 

Алжир – крупнейшая страна как в Африке, так и в арабском мире с общей площадью 2,38 млн кв. км.  Он обладает десятыми по величине в мире доказанными запасы природного газа, является шестым по объёмам экспортёром газа. И, по данным американского энергетического агентства Energy Information Administration, имеет третьи по величине доказанные запасы сланцевого газа. Он также занимает 16-е место по доказанным запасам нефти в мире, 12-е по её экспорту и является членом ОПЕК.  Благодаря углеводородным доходам Алжир имеет резерв в иностранной валюте в размере около 90 млрд долларов, хотя он значительно сократился с 2014 г. в результате снижения цен на нефть и газ. Кроме того, внешний долг Алжира крайне низок и составляет около 2% ВВП.  Государственная национальная нефтяная компания Sonatrach – крупнейшая  в Африке, она контролирует примерно 80% всей добычи углеводородов в Алжире, в то время как на долю международных нефтегазовых корпораций приходятся оставшиеся 20%. Несмотря на резкое снижение цен на нефть с июля 2014 г., Sonatrach заявляет, что сохранит свои инвестиции на уровне от 18 до 23 млрд долларов в год. 

Производство газа в стране сконцентрировано на крупнейшем месторождении Хасси-Рмель, расположенном в центре Алжира, а также в южных регионах. Запасы Хасси-Рмель достигают 2,6 трлн кубометров, что составляет более половины от подтвержденных запасов газа страны. 

Добыча газа снизилась за последнее десятилетие – после того, как планы увеличить производство в рамках существующих проектов были отложены. Новые месторождения не осваиваются, а неоднократные предложения по приобретению новых лицензионных участков были без интереса встречены международными нефтяными компаниями. 

Согласно оценке BP, при нынешнем уровне добычи алжирских запасов нефти хватит примерно на 20 лет, а газа – на 57 лет. Правительство старается стимулировать развитие отрасли, чтобы обеспечить сохранение уровня добычи в долгосрочной перспективе и преодолеть последствия падения цен на сырьё. Низкие нефтяные котировки сильно ударили по Алжиру, так как бюджет страны значительно зависит от экспорта углеводородов.

Алжир экспортирует 540 тыс. барр./сут. нефти из общего объёма производства около 1,1 млн барр./сут. Все разведанные запасы нефти находятся на суше, хотя интерес к разведке на шельфе растёт. Поскольку большая часть углеводородов добывается на давно эксплуатируемых и постепенно истощающихся месторождениях, власти стараются уделять большое внимание оптимизации производства, в частности за счёт совершенствования технологий извлечения сырья. Sonatrach стремится расширить партнёрство с иностранными инвесторами для более продуктивного обмена технологиями. 

Следует обратить внимание на то, что около двух третей территории Алжира остаются пока недостаточно или вообще неразведанными.  В частности, мало исследованы морской шельф и северная часть страны. Поэтому для иностранных компаний существует реальная возможность инвестировать в совместные предприятия для поиска новых месторождений.  

Вместе с тем, согласно оценке экспертов, на пути разработки ресурсов Алжира существует определённое количество преград. Основные сложности связаны с отсутствием необходимой инфраструктуры в районах залегания сырья и отдаленностью этих районов от наиболее промышленно развитых зон. Кроме того, до сих пор существуют проблемы безопасности (вспомним атаку террористов в январе 2013 г. на персонал газового месторождения Ин-Аменас). Разумеется,  все вышеперечисленные проблемы решаемы. Их корень – в недостаточно эффективном управлении энергетической отраслью страны.

Для привлечения дополнительных иностранных инвестиций власти Алжира разрабатывают новый закон о нефтедобыче. Он, как ожидается, будет ратифицирован в июле 2019 г. Данный нормативный акт призван повысить конкурентоспособность нефтегазового комплекса Алжира за счёт снижения налогов и упрощения лицензионных процедур.

Полный текст читайте в №5-6 "Нефти России"

© Информационно-аналитический журнал "Нефть России", 2019. editor@neftrossii.ru 18+
Все права зарегистрированы. Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.
Зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 30 апреля 2013 года.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации – ЭЛ № ФС 77 - 53963.
Дизайн сайта – Exdesign.