Пробил час Ливии

15 Июн 2017

Пробил час Ливии

Чем более хрупким становится баланс спроса и предложения на мировом рынке энергоносителей, тем чаще внимание потенциальных инвесторов обращается к перспективным регионам Ближнего Востока. Особенно – к тем из них, где уже удалось восстановить добычу "чёрного золота" после частичной или полной "демократизации" страны.

Константин Сергеев

Между тем, готовность участников Венских соглашений продлить ограничения по добыче нефти ещё, как минимум, на девять месяцев, не только оживила надежды на некоторый рост котировок, но и значительно активизировали поиск виноватых в замедлении этого желанного процесса. Примечательно, что особое внимание экспертов из стран, не присоединившихся к этим важным для энергорынка договорённостям, сосредоточилось на ...Ливии, которой специальным решением ОПЕК было разрешено не сокращать добычу.

Действительно, стоило только в начале мая министру энергетики Саудовской Аравии Халиду аль-Фалиху упомянуть о "возможном" продлении ограничений на производство нефти, как именно Ливия вновь стала объектом критики западных экспертов. Её считают одним из главных возмутителей спокойствия нефтяного рынка.

Впрочем, изрядно достаётся и руководству самой ОПЕК – за утрату влияния и недостаточный контроль над действиями членов клуба, сознательно подрывающих хрупкий баланс спроса и предложения. Понятно, что успехам сланцевых операторов США при этом уделяется гораздо меньше внимания. Хотя объективный анализ показывает, что именно сланцевая нефть медленно, но уверенно заполняет экспортные ниши, освобождаемые за счёт сокращения добычи странами ОПЕК.

Ещё большую остроту тема "ливийской угрозы" нефтяному рынку приобрела после 25 мая. Именно тогда стало ясно, что ОПЕК, вместе с рядом независимых производителей, продлевают органичения добычи как минимум на девять месяцев. Между тем, внимательный наблюдатель безусловно заметит, что миф об этой угрозе начал создаваться в самом начале 2017 года.  Иначе говоря, сразу же после того, как Ливийская Национальная нефтяная корпорация (NOC) объявила о своих широких планах по привлечению внешних инвестиций и восстановлению добычи "чёрного золота" нга уровне 1,1-1,25 млн барр./сут. уже к исходу лета текущего года.

Как известно, до падения М. Каддафи и "принудительной демократизации" страны в 2011-2012 гг. среднегодовое производство нефти в Ливии устойчиво держалось выше отметки 1,5 млн барр./сут. А при необходимости могло было быть оперативно увеличено до 1,7-1,8 млн барр./сут.

Подобный высокий потенциал представлялся вполне естественным. Согласно оценкам Агентства энергетической информации США (EIA), доказанные запасы "чёрного золота" в стране достигают 48 млрд барр. или порядка 38% всех нефтяных запасов африканского континента.

Однако подняться до 1,5-миллионных рубежей добычи сразу после памятных событий пресловутой "арабской весны" Ливии так и не удалось. А последующее падение нефтяных котировок на фоне перманентной внутриполитической нестабильности похоронило эти надежды ещё на два года. Действенное увеличение добычи оказалось возможным лишь с поздней осени 2016 г., по мере восстановления мировых цен на нефть и возобновления контроля правительственными войсками Ливии над основными нефтедобывающими районами и экспортными терминалами.

В результате уже по итогам января 2017 г. производство нефти в Ливии достигло почти 680 тыс. барр./сут. (+70 тыс. барр./сут. по сравнению с декабрем 2016-го). Это мгновенно дало повод для опасений, что столь оперативная реинкарнация добывающего сектора страны "подорвёт" усилия по стабилизации рынка. Для сравнения: по официальным данным EIA, за тот же период прирост добычи только сланцевой нефти в США составил 167 тыс. барр./сут. (до 4 млн 707 тыс. барр./сут.).

В конце января глава NOC Мустафа Саналла заявил о своих надеждах поднять добычу до 1,1 млн барр./сут уже к началу сентября текущего года. Однако продержавшись вблизи отметки в 680 тыс. барр./сут. только два первых месяца 2017 г., в марте и апреле добыча нефти в Ливии вновь заметно просела.

Это дало возможность западным отраслевым экспертам почти в один голос заговорить о неудаче ливийских планов по восстановлению национального добывающего сектора и о потере отраслью "импульса развития". Более того, своеобразный консенсус-прогноз, составленный с учётом показателей I-го квартала 2017 г., предполагал, что по итогам нынешнего года среднемесячный уровень добычи так и не дотянет до 700 тыс. барр./сут. при крайне незначительном росте резервных возможностей.

Однако несмотря на весь вроде бы обоснованный скепсис первых трёх месяцев 2017 года, уже начало мая преподнесло неожиданные сюрпризы.

Так, 2 мая появилось официальное сообщение NOC о том, что добыча нефти в Ливии достигла 760 тыс. барр./сут., то есть наивысшего уровня с декабря 2014 г. Одновременно глава корпорации М. Саналла обнародовал скорректированные планы: к концу августа поднять производство "чёрного золота" уже до 1,25 млн барр./сут. Не успел рынок переварить эти триумфальные (для Ливии) новости, как спустя неделю (9 мая) NOC заявила о достижении нового рубежа добычи – 796 тыс. барр./сут. Прирост почти в 40 тыс. баррелей всего за неделю вызвал среди профильных аналитиков лёгкий шок и, конечно же, очередной поток обвинений в адрес Триполи в "расшатывании" рынка.

Между тем, это "сенсационное" достижение имело вполне логичное объяснение: динамичное увеличение объёмов стало закономерным следствием возобновления добычи на месторождениях Шарара (Sharara) и Эль Фиил (El Feel) в западной части страны.

В конце апреля ливийским нефтяникам удалось восстановить работу обоих этих месторождений, суммарной мощностью свыше 400 тыс. барр./сут. и (не без помощи Национальных вооруженных сил) обеспечить перекачку сырой нефти к экспортным терминалам Триполи. Таким образом, Ливия смогла преодолеть болезненные последствия вполне нерыночного фактора. Дело в том, что приблизительно со второй декады марта оба основных морских терминала страны были заблокированы, что заставило временно прекратить добычу на ряде скважин.

Согласно сообщениям ливийских источников, к середине мая добыча на месторождении Шарара достигла 225 тыс. барр./сут. (причём часть этих объёмов поставляется на НПЗ Завийа, который возобновил работу после почти трёхнедельного перерыва). Это – чуть более двух третей его полной мощности (330 тыс. барр./сут.), на которую операторы предполагают вывести добычу в ближайшие месяцы. Шарара управляется международным консорциумом в составе ливийской NOC, испанской Repsol, французской Total, австрийской OMV и норвежской Statoil.

Что же касается нефтеносного поля Эль Фиил (известного также под названием Elephant, то есть "Слон"), то производство там было возобновлено после почти двухлетнего перерыва (с апреля 2015 г.). Операторами месторождения является NOC совместно с итальянской Eni. По их предварительным оценкам, реальные производственные возможности промысла достигают 90 тыс. барр./сут. До конца мая NOC планирует провести тендер на продажу до 600 тыс. барр. нефти марки Mellitah с этого месторождения (впервые с весны 2015 г.) и в последующие месяцы поступательно наращивать поставок этой марки на рынок.

Весенний рывок подтолкнул вверх и долгосрочные прогнозы развития ливийской нефтедобычи. К 2020 г. NOC предполагает выйти на рубеж в 2,1 млн барр./сут., что должно стать абсолютным историческим рекордом для страны. Однако на пути к этому светлому (но отдалённому) будущему предстоит решить срочную проблему, а именно – найти немалые деньги для реанимации добывающих мощностей.

Полный текст читайте в №5-6 "Нефти России"

© Информационно-аналитический журнал "Нефть России", 2017. editor@neftrossii.ru 18+
Все права зарегистрированы. Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.
Зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 30 апреля 2013 года.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации – ЭЛ № ФС 77 - 53963.
Дизайн сайта – exdesign.su