Пять факторов освоения шельфа

28 Ноя 2013

Пять факторов освоения шельфа

В начале октября президент Владимир Путин подписал Федеральный закон "О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса РФ и отдельные законодательные акты РФ в связи с осуществлением мер налогового и таможенно-тарифного стимулирования деятельности по добыче углеводородного сырья на континентальном шельфе РФ".

© "Роснефть"

Данный закон, в частности, предусматривает возможность использования нулевой ставки налога на добавленную стоимость при реализации углеводородного сырья, добытого на морском месторождении, продуктов его технологического передела, а также работ (услуг) по его транспортировке. Кроме того, вводится ряд "послаблений", связанных с начислением и уплатой налогов на прибыль и имущество организаций, транспортного налога и т.д.

Достаточно ли этого для стимулирования освоения морских углеводородных ресурсов, в первую очередь – на арктическом шельфе? За комментарием по данному вопросу журнал "Нефть России" обратился к доктору экономических наук, профессору Андрею Коноплянику.

Тот новый налоговый режим для морских месторождений, который наше правительство после долгих размышлений всё-таки решило применить, означает для меня начало движения в направлении здравого смысла. Это выстраданное решение.

К сожалению, потребовалось более 20 лет для того, чтобы понять: в нашей стране с её очень разными условиями залегания нефтегазовых ресурсов не может быть единого налогового режима, одинаково и повсеместно стимулирующего инвестиционную деятельность. И поэтому он должен быть дифференцированным. И я, и ряд моих коллег всегда пытались противодействовать позиции Минфина, для которого главной задачей была максимизация ресурсной ренты "здесь и сейчас" путём ужесточения налоговой нагрузки, исчисляемой только и исключительно как прямые налоговые поступления от недропользователей. При этом из оценки государственного эффекта исключались косвенные и мультипликативные эффекты от разработки месторождений, величина которых сопоставима, а зачастую превышает прямые налоговые поступления от инвестпроекта по добыче нефти.  И поэтому запретительная налоговая нагрузка на инвесторов-недропользователей лишает государство указанных косвенных и мультипликативных эффектов за пределами нефтегазовой отрасли, то есть не дает возможности добывающим отраслям становиться генераторами дополнительного экономического роста за их пределами. 

У нас до конца 1990-х годов де-факто действовало два инвестиционных режима: лицензионный и СРП. Но в начале нынешнего тысячелетия совместными усилиями ряда российских нефтяных компаний (главным образом тех двух, которые перестали существовать), поддержанными финансовым ведомством, мы перешли к практически унифицированному налогообложению.

Налог на добычу полезных ископаемых с плоской шкалой очень выгоден при освоении крупных и относительно легкодоступных месторождений, находящихся в  благоприятных климатических условиях. В этом случае величина ресурсной ренты достаточно высока. Но данный налоговый режим стал фактически запретительным для инвестиций в разработку труднодоступных месторождений, она становилась абсолютно нерентабельной. Чтобы это понять, "партии и правительству" потребовалось более десяти лет.

Поэтому принятый нынешней осенью закон – это движение в правильном направлении. Хотя мы пришли к этому решению по очень извилистой траектории, потратив очень большое количество времени. Однако я полагаю, что принятие нового закона – первый, но отнюдь не завершающий шаг на пути к формированию благоприятных условий для освоения шельфа.

Я продолжаю считать, что в стране должно существовать несколько разных налоговых (в рамках соответствующих инвестиционных) режимов. Отдельных недропользователей, работающих в благоприятных природно-климатических условиях, вполне устраивает лицензионный режим (унифицированное налогообложение, административное право). Хотя и в его рамках должны действовать определенные изъятия и некая огрубленная дифференцированная шкала НДПИ. Именно эту разновидность лицензионного режима (укрупненно-дифференцированное налогообложение, административное право) вводит новый закон. Но плюс к этому должен использоваться режим СРП (индивидуализированное налогообложение, гражданское право), который позволяет для каждого отдельного проекта путём переговоров между инвестором и государством находить оптимальное распределение ресурсной ренты. Особенно он востребован при осуществлении  сложных мегапроектов в тяжёлых природно-климатических условиях. Необходим также и концессионный режим (унифицированное налогообложение, гражданское право), дополняющий упоминавшееся  "инвестиционное меню".

Но надо иметь в виду, что нормативно-правовое обеспечение нефтегазодобычи – это важный, но не единственный фактор разработки арктических ресурсов. Его недостаточно, чтобы запустить столь сложный процесс.

Поэтому второй фактор – это создание стимулов не только для добычи сырья, но и для разработки и выпуска нового поколения оборудования для нефтегазовой отрасли. Без этого не будет технологической, а значит и экономической, возможности осваивать шельф. Третий фактор – инновации. Президент и премьер почему-то всегда говорят только о пяти инновационных кластерах. А с моей точки зрения, глубоководный шельф может стать шестым таким кластером.

Третий фактор – инновации. Президент и премьер почему-то всегда говорят только о пяти инновационных кластерах. А с моей точки зрения, глубоководный шельф может стать шестым таким кластером.

Четвертый фактор – экологический. Возникает закономерный вопрос: а когда начинать осваивать шельф? Прямо сегодня или чуть-чуть попозже? Готовы ли мы к этому? Я утверждаю, что не готовы и никто в мире не готов – ни мы, ни американцы, ни "Роснефть", ни ExxonMobil. До сих пор не ясно, каковы будут экологические последствия от возможных разливов нефти и других аварий для очень хрупкой арктической экологической среды. 

Наконец, надо учитывать и пятый фактор – экономический. Как известно, все познаётся в сравнении. И поэтому прежде чем приступать к освоению Арктики мы должны сравнить эффективность этого источника сырья с другими, альтернативными ему.

Ведь помимо Арктики у нас есть целый набор альтернативных источников энергоресурсов.

Полную версию статьи читайте в журнале "Нефть России" №1 за 2014 год.

© Информационно-аналитический журнал "Нефть России", 2017. editor@neftrossii.ru 18+
Все права зарегистрированы. Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.
Зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 30 апреля 2013 года.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации – ЭЛ № ФС 77 - 53963.
Дизайн сайта – exdesign.su