Технологии – главный фактор конкуренции

26 Янв 2014

Технологии – главный фактор конкуренции

Современные решения помогают найти баланс между финансово-экономическими и экологическими аспектами развития нефтехимии.

© Emerson

Почти два года назад в России был принят план развития нефтехимии на период до 2030 г., а осенью прошлого года Минэнерго приступило к актуализации данного документа. Он предусматривает как модернизацию существующих производств, так и создание новых предприятий, на основе которых будет сформировано шесть нефтехимических кластеров. Но осуществление этих планов будет зависеть от двух ключевых факторов. Во-первых, от конъюнктуры мирового нефтехимического рынка и уровня конкурентоспособности России на нём. Во-вторых, от тех технологий, которые будут положены в основу новых производств.

О том, каким образом передовые технологические решения могут повлиять на развитие нефтехимического комплекса РФ, журналу "Нефть России" рассказал ведущий эксперт компании Emerson Process Management Питер КОКС.

В ПОСЛЕДНЕЕ ВРЕМЯ СИТУАЦИЯ НА УГЛЕВОДОРОДНОМ РЫНКЕ СУЩЕСТВЕННО ИЗМЕНИЛАСЬ. В ЧАСТНОСТИ, ПОЯВИЛИСЬ НОВЫЕ ИСТОЧНИКИ СЫРЬЯ – СЛАНЦЕВЫЕ НЕФТЬ И ГАЗ. КАК ЭТО ПОВЛИЯЛО НА НЕФТЕХИМИЮ, КАКИЕ ОСНОВНЫЕ СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ЕЁ РАЗВИТИЯ ВЫ МОГЛИ БЫ ОТМЕТИТЬ?
Одна из наиболее общих тенденций – рост спроса на пластики и изделия из них. При этом, стремясь увеличить производство данной продукции и прибыльность этого бизнеса, некоторые страны и регионы переходят на использование новых источников сырья. В частности, Китай разрабатывает технологии получения полиолефинов из угля.
Наличие такого дешёвого сырья, как сланцевый газ, уже полностью изменило нефтехимическую промышленность США. Сегодня он широко используется для производства не только полимеров, но и минеральных удобрений.

Почему сланцевый газ нашёл такое широкое применение именно в США? Дело в том, что его запасы располагаются в регионах с небольшим количеством населения, и это облегчает процесс разработки месторождений. Кроме того, в Соединённых Штатах право частной собственности распространяется не только на землю, но и на недра. И если человек на своём участке находит залежи сланцевого газа, он может передать его в аренду нефтегазовой компании и получать процент прибыли от добычи сырья. То есть финансовая заинтересованность населения в данном бизнесе в США выше, чем в других странах мира.

И КАК ЭТОТ "СЛАНЦЕВЫЙ БУМ", ПО ВАШЕМУ МНЕНИЮ, ПОВЛИЯЕТ НА РОССИЙСКУЮ НЕФТЕХИМИЮ?
В России ситуация несколько иная, чем в других государствах. Хотя ваша страна располагает большими ресурсами традиционного углеводородного сырья, она импортирует огромное количество полимеров, а не производит их сама.

Но я считаю, что американский "сланцевый бум" не окажет прямого влияния на российский рынок. Экспорт полимеров из США будет нацелен не на Россию, а в основном на страны Латинской Америки. Однако бурное развитие нефтехимии происходит не только в Соединённых Штатах, но и на Ближнем Востоке, где также имеются огромные запасы дешёвого сырья. И предприятия данного региона ориентированы, прежде всего, на экспорт. А поскольку они расположены ближе к России, чем американские заводы, то именно Ближний Восток может стать основным поставщиком нефтехимической продукции на российский рынок.

Но если американские компании всё же найдут относительно дешёвый способ доставки полимерной продукции в Россию, то конкуренция на вашем рынке существенно обострится. Думаю, у РФ есть два выхода – либо создание крупных высокоэффективных нефтехимических комплексов с низкой себестоимостью полимеров, либо перемещение производств ближе к источникам сырья. Но, к сожалению, основные углеводородные месторождения в России находятся в неблагоприятных климатических зонах и далеко от рынков сбыта нефтехимической продукции.

То есть, я бы сказал, что успешная конкуренция предполагает сокращение затрат на логистику либо сырья, либо готового продукта.

БОЛЬШИНСТВО НЕФТЕХИМИЧЕСКИХ ПРЕДПРИЯТИЙ В РОССИИ ДОСТАТОЧНО НЕБОЛЬШИЕ ПО МОЩНОСТИ, ПРИМЕРНО ПО 300 ТЫС. ЭТИЛЕНА В ГОД. А ГЛОБАЛЬНАЯ ТЕНДЕНЦИЯ ЗАКЛЮЧАЕТСЯ В УКРУПНЕНИИ ПРОИЗВОДСТВ. ТАК, В САУДОВСКОЙ АРАВИИ МОЩНОСТЬ НЕФТЕХИМИЧЕСКИХ КОМПЛЕКСОВ УЖЕ ПРЕВЫШАЕТ 1 МЛН Т ПО ЭТИЛЕНУ. ИМЕЕТСЯ ЛИ, ПО ВАШЕМУ МНЕНИЮ, ПРЕДЕЛ ТАКОГО РОСТА, И КАКОЙ МАСШТАБ ПРЕДПРИЯТИЙ ОПТИМАЛЕН С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ЭФФЕКТИВНОГО УПРАВЛЕНИЯ И АВТОМАТИЗАЦИИ?
Я думаю, что мы и близко не подошли к предельной мощности нефтехимических предприятий. Чуть ли не каждый новый завод оказывается масштабнее, чем его "предшественники". Уже существует проекты строительства пиролизов производительностью 2 млн т этилена в год. Крупнее становится и оборудование. Так, наша компания недавно создала самый большой в своей истории клапан для трубопровода.

В экономическом плане крупные нефтехимические комплексы, конечно, более эффективны. В силу больших масштабов расходы на сырьё и энергию в структуре их затрат меньше, чем у небольших предприятий. Но, с точки зрения автоматизированного управления предприятием, нет особой разницы, какова его величина.

ОДНА ИЗ ОСНОВНЫХ ПРОБЛЕМ РОССИЙСКОЙ НЕФТЕХИМИИ – БОЛЬШИЕ РАССТОЯНИЯ МЕЖДУ ПРЕДПРИЯТИЯМИ И ИСТОЧНИКАМИ УГЛЕВОДОРОДНОГО СЫРЬЯ. ПОЭТОМУ ТРЕБУЕТСЯ СООРУЖЕНИЕ ТРУБОПРОВОДОВ ДЛЯ ПЕРЕКАЧКИ ШФЛУ. НО ДАННЫЕ ОБЪЕКТЫ ВЕСЬМА ОПАСНЫ – В 1989 Г. ВЗРЫВ ТАКОЙ МАГИСТРАЛИ МЕЖДУ УФОЙ И ЧЕЛЯБИНСКОМ ПРИВЁЛ К МНОГОЧИСЛЕННЫМ ЧЕЛОВЕЧЕСКИМ ЖЕРТВАМ. ПОЭТОМУ ПЛАНЫ СТРОИТЕЛЬСТВА ШФЛУ-ПРОВОДОВ ВЫЗЫВАЮТ ПРОТЕСТ СО СТОРОНЫ РЯДА ЭКСПЕРТОВ. СУЩЕСТВУЮТ ЛИ ТЕХНОЛОГИИ АВТОМАТИЧЕСКОГО КОНТРОЛЯ, СПОСОБНЫЕ ОБЕСПЕЧИТЬ ПОЛНУЮ БЕЗОПАСНОСТЬ ТАКИХ ТРУБОПРОВОДОВ?
Действительно, на сегодняшний день трубопроводы остаются наилучшим вариантом доставки углеводородного сырья. Его перевозка железнодорожным транспортом связана с ещё большими опасностями – аварии на железных дорогах случаются даже чаще, чем на трубопроводах. Однако в последнее время общественность нередко выступает против строительства любых химических  и нефтехимических объектов, в том числе и магистралей по перекачке ШФЛУ. Особенно если они должны пройти через густонаселённые районы. Практически все люди ежедневно используют изделия из пластиков, но никто не хочет, чтобы они производились рядом с его домом…

Каковы же выходы из этой ситуации? Первый – строительство трубопроводов траншейным способом, то есть закапывание их под землю. Но это слишком дорого. Второй вариант, как я уже упоминал, – сооружение нефтехимических предприятий вблизи источников сырья. Да, в России они расположены в неблагоприятных климатических условиях. Но это не является непреодолимым препятствием. Так, среди заказчиков Emerson есть три предприятия, находящихся за Полярным кругом.

Конечно, неизбежно возникнут трудности, связанные с созданием инфраструктуры и обеспечением данных проектов трудовыми ресурсами – далеко не каждый сотрудник согласится работать в тяжёлых климатических условиях. Но всё-таки подобный подход – единственная разумная альтернатива транспортировке взрывоопасных газо- и нефтепродуктов, а также прочих химикатов на дальние расстояния по трубопроводам. А перевозить готовые полимеры и проще, и безопасней, так как они не могут взорваться.

То есть на противоположных чашах весов оказываются финансово-экономические и экологические соображения. Конечно, гораздо дешевле транспортировать сырьё по трубопроводам с месторождения на завод, расположенный в густонаселённом районе, где имеются рабочая сила и доступ к морскому или железнодорожному транспорту. Но более безопасный вариант – перенести само нефтехимическое предприятие ближе к источнику сырью, а затем перевозить готовую продукцию, например, автомобильным транспортом.

Разумеется, Emerson не может влиять на общественное мнение, и не в нашей компетенции принимать решения о том, где будут строиться заводы. Это прерогатива населения, местных властей и руководителей нефтехимических компаний. Но мы можем предложить технологии, которые позволят найти компромисс между финансово-экономическими и экологическими соображениями. Мы готовы принять участие в обеспечении автоматизации и управления предприятиями и трубопроводами, расположенными в любых труднодоступных регионах.

В нашем арсенале имеются технологии, которые существенно сократят затраты на сооружение завода, например, за Полярным кругом. Создаваемые ныне компанией интеллектуальные операторские (iOps-центры) позволяют осуществлять удалённый контроль над производством и мониторинг всех технологических процессов на объектах, расположенных за тысячи километров от самой операторской. Управлять предприятием, находящимся на севере Сибири, можно хоть из Австралии. А значит, будет сведено к минимуму количество персонала на самом объекте и будут значительно уменьшены расходы на его эксплуатацию.

Полную версию интервью читайте в журнале "Нефть России" №1 за 2014 год.

Темы: 

© Информационно-аналитический журнал "Нефть России", 2018. editor@neftrossii.ru 18+
Все права зарегистрированы. Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.
Зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 30 апреля 2013 года.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации – ЭЛ № ФС 77 - 53963.
Дизайн сайта – exdesign.su