Великая энергетическая стена

22 Янв 2015

Великая энергетическая стена

В декабре 2014 г., во время визита в Турцию, Владимир Путин заявил, что Россия не может продолжать реализацию проекта "Южный поток". Основная причина этого – неконструктивная позиция ЕС. Взамен российский президент предложил построить трубопровод через территорию Турции с созданием газового хаба на границе с ЕС. Кроме того, было объявлено, что поставки российского газа по магистрали "Голубой поток" будут увеличены с 16 до 19 млрд кубометров. При этом турецкая сторона получит скидку на поставляемый ресурс в размере 6%.
 

Денис Арзамасцев, эксперт Комитета по энергетике Государственной Думы РФ, Андрей Палюра, ведущий инженер Государственного унитарного предприятия Республики Крым "Черноморнефтегаз"
© "Газпром"

Такой "разворот" в сторону Турции может показаться неожиданным только на первый взгляд. На самом деле, он стал закономерным результатом той политики, которую Евросоюз проводил в отношении России после принятия Третьего энергетического пакета.

Третий энергетический пакет (ТЭП) был принят Европейским парламентом и Советом ЕС в июле 2009 г. Его философия (как и всей энергетической политики Евросоюза) заключается в либерализации доступа к инфраструктуре и отделении добычного бизнеса от распределения газа с целью усиления конкуренции на рынке энергоресурсов.

Наибольший резонанс в области энергетической геополитики вызвала директива ЕС 2009/73, которая является частью ТЭП и устанавливает правила для транспортировки и хранения газа. Согласно ей, начиная с 3 марта 2012 г. в странах Евросоюза должно было быть произведено разделение функций владельцев и операторов транспортных систем. Государствам-членам ЕС был предоставлен выбор – либо разделить собственность на трубопровод между несколькими компаниями, либо учредить независимого оператора трубопроводной системы.

По мнению многих экспертов, ТЭП порождает ряд рисков. Во-первых, вынужденная переуступка активов неизбежно поставит на повестку дня вопрос о честной и равнозначной компенсации.

Во-вторых, очевидно, что за третьим последуют и четвёртый, и пятый энергопакеты. А это вносит элемент непредсказуемости в правила, регулирующие экспорт энергоносителей (тем более, если новые пакеты будут иметь обратную силу).

В-третьих, появляется долгосрочный риск, связанный с приостановкой инвестиций в развитие инфраструктуры.

В-четвертых, либерализованный рынок в условиях дефицита – это очень плохой рынок для покупателя. Он не всегда способен вовремя и чётко отреагировать на изменение конъюнктуры, а рыночные механизмы при дефиците работают очень плохо.

Совокупность этих рисков в конечном итоге может привести к эффекту, обратному тому, который ожидался при утверждении ТЭП.

Правда, Третий энергопакет предусматривает ряд исключений для проектов, введённых в эксплуатацию до его вступления в силу. Так, регулятор предоставил "Газпрому" возможность забронировать 75% мощностей трубопровода OPAL , который доведёт газ из "Северного потока" до германо-чешской границы.

Тем не менее, существует устойчивое мнение, что наиболее пострадавшей стороной при введении ТЭП является Россия. Действительно, она уже достаточно долгое время является одним из ключевых и традиционных поставщиков энергоресурсов и крупнейшим инвестором в энергетическую систему стран ЕС. Поэтому изменения правил игры на энергетическом поле прямо и косвенно затрагивают её интересы. И основной "удар" пришёлся на проект "Южный поток".

Напомним, 23 июня 2007 г. в Риме "Газпром" и итальянский концерн Eni подписали рамочный меморандум о проектировании и строительстве газопровода "Южный поток". 15 мая 2009 г. было заключено дополнительное соглашение, которое предусматривало увеличение мощности морского участка магистрали с 31 до 63 млрд кубометров в год. Однако вследствие принятия ТЭП Евросоюз потребовал пересмотра договоров, заключённых между "Газпромом" и национальными корпорациями стран ЕС, а также допуска третьих лик к транспортировке сырья по "Южному потоку".

Но российская сторона усомнилась в том, что Третий пакет имеет обратную силу и может применяться по отношению к данному проекту. Кроме того, нормы ТЭП нарушают положения Договора к Энергетической Хартии (ДЭХ) от 1994 г. В частности, пункт 1 статьи 10 данного документа обязывает договаривающие стороны обеспечить максимальную защиту и безопасность иностранным инвестициям. Более того, ДЭХ запрещает препятствовать осуществлению инвестиций посредством "неоправданных или дискриминационных мер по управлению, пользованию, владению или распоряжению ими".

ТЭП вошёл в противоречие и с положениями Соглашения о партнёрстве и сотрудничестве между РФ, ЕС и государствами-членами Евросоюза от 1994 г Так, пункт 2 статьи 28 требует от ЕС и его государств-членов предоставлять дочерним структурам российских компаний не менее благоприятный режим, чем тот, который имеют другие европейские корпорации.

Помимо этого ТЭП нарушают и многие общепризнанные принципы международного бизнеса – такие, как свобода учреждения компаний и движения капитала, защита правомерных ожиданий, юридическая ясность документов, наличие справедливого и одинакового режима для иностранных инвесторов.

"Газпром" также обратил внимание на двойные стандарты ЕС. Требования, которые предъявлялись к "Южному потоку", не выдвигались к схожим проектам, в частности – к газопроводам Greenstream, Maghreb, Transmed и Galsi, по которым газ из Северной Африки поступает в Испанию и Италию. Также представители российской монополии указывают на то, что это экспортный проект, который не должен подпадать под внутренние требования ЕС.

Полный текст читайте в №1-2 "Нефти России".

© Информационно-аналитический журнал "Нефть России", 2018. editor@neftrossii.ru 18+
Все права зарегистрированы. Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.
Зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 30 апреля 2013 года.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации – ЭЛ № ФС 77 - 53963.
Дизайн сайта – exdesign.su