Восточная сказка становится былью

25 Апр 2017

Восточная сказка становится былью

Мировой рынок недолго испытывал эйфорию от декабрьского соглашения ОПЕК и ряда независимых производителей нефти об ограничении её добычи. Даже на пике доверия к этой новости (во второй декаде января 2017 г.) котировки "чёрного золота" едва дотянули до 60 долл./барр. А уже в середине марта они вновь просели до психологического порога в 50 долл./барр. Оправдывая несоответствие "медвежьей" реальности своим "бычьим" прогнозам, отраслевые аналитики (преимущественно из стран, не присоединившихся к соглашению о сокращении добычи) настойчиво пытаются объяснить это несоблюдением ведущими производителями принятых на себя ранее обязательств. Под прицелом критиков вполне ожидаемо оказываются Саудовская Аравия, Иран и, конечно же, Россия. 

Константин Сергеев
© "ЛУКОЙЛ"

Отечественная добывающая отрасль отвечает на все подозрения конкретными цифрами. Как раз 30 марта в ходе выступления на Арктическом форуме глава Минэнерго Александр Новак официально сообщил о сокращении добычи "чёрного золота" на 200 тыс. барр./сут., а к концу апреля пообещал довести этот показатель уже до 300 тыс. барр./сут.

Тем не менее, чем сильнее волатильность нефтяных цен, тем более пристально западные эксперты следят за успехами российских добывающих компаний за пределами России. Фокус этого внимания вполне естественно сосредотачивается на компании "ЛУКОЙЛ" – крупнейшем частном российском операторе, который отнюдь не скрывает намерений по дальнейшему расширению своего присутствия как в дальнем, так и ближнем зарубежье.

Дополнительный всплеск подобного интереса был вызван серией сообщений о существенном приросте доказанных запасов углеводородов, контролируемых этой корпорацией, особенно – с учётом географии их расположения. Так, согласно официальной информации "ЛУКОЙЛа", по итогам 2016 г. общий коэффициент восполнения доказанных запасов нефти и газа составил 81%. Причём собственно по "чёрному золоту" данный показатель достиг 85%. Это – достаточно впечатляющий результат на фоне вполне обоснованных опасений по поводу истощения запасов в России, необходимых для поддержания её добычи на плановом уровне (см. "Российская нефть: расписание на послезавтра", №3/2017). Тем более что достичь его удалось на фоне ещё недавнего снижения мировых цен на нефть до критических минимумов.

В частности, согласно подсчётам SEC (Комиссии по ценным бумагам и биржам США), по состоянию на конец 2016 г. суммарные доказанные запасы нефти и газа "ЛУКОЙЛа" увеличились почти до 16,4 млрд барр. нефтяного эквивалента, что на 673 млн барр. н.э. больше по сравнению с 2015 г. 

По данным независимого внешнего аудита (Miller&Lents), порядка 76% этих запасов приходится именно на нефть. Благодаря достигнутым результатам компания обеспечена доказанными запасами углеводородов по крайней мере на 20 лет.

Основная доля этого прироста (+556 барр. н.э.) была обеспечена за счёт активизации ГРР, в том числе разведочного бурения. Ещё 117 млн барр. н.э. принесла коррекция предыдущих оценок, которая в основном была связана с увеличением доли компании в проектах в Узбекистане и главным образом в Ираке. Последнее обстоятельство привлекает особое внимание западных (прежде всего – американских) наблюдателей, которые достаточно ревниво следят за расширением присутствия России в ключевых нефтедобывающих регионах.  

Несмотря на частный и даже "интернациональный" статус своего капитала, именно "ЛУКОЙЛ" рассматривается в качестве своеобразного авангарда России в грядущих "сырьевых войнах", который при необходимости всегда может рассчитывать на широкую государственную поддержку. При этом особо учитывается почти 17-летний опыт работы компании на Востоке, в том числе непосредственно по реализации добычных проектов. 

Действительно, начав свою активную деятельность в регионе ещё в 1995 г. (Казахстан, Египет), в 1996-м "ЛУКОЙЛ" уверенно вошёл в Азербайджан, а в 2004-м – в Саудовскую Аравию. Очередным этапом освоения ближневосточных недр стал успешный дебют компании в Ираке (2010 г.), который получил своё дальнейшее развитие два года спустя, с началом интенсивных ГРР в южной части страны (Блок 10). 

Кстати, недавнее открытие очередного перспективного месторождения в этом районе (скважина Eridu 1 в феврале 2017 г.) вновь заставило западные отраслевые источники заговорить о необыкновенной устойчивости восточных приоритетов "ЛУКОЙЛа". Приверженность к ним компании удалось сохранить несмотря на жёсткий прессинг как рыночных (цены на нефть), так и нерыночных (внутренняя нестабильность страны пребывания) факторов. 

Что касается зоны интересов "ЛУКОЙЛа", то её можно условно разделить на три основных региональных сегмента. Первый традиционно охватывает страны ближнего зарубежья – Азербайджан, Казахстан и Узбекистан. 

Второй, со штаб-квартирой в г. Хьюстон (Техас), контролирует проекты не только в Северной и Южной Америке, но и в Западной Африке (Нигерия, Камерун, Гана), а также в Европе (от Норвегии до Румынии). Подобное сочетание географических направлений, на первый взгляд, может показаться странным. Но именно техасский Хьюстон является своеобразной столицей для добывающих компаний США, большинство которых также ориентированы на интенсивные ГРР и промышленую добычу углеводородов за пределами национальной юрисдикции. К тому же большинство проектов в названных регионах связаны с разработкой шельфовых месторождений, преимущественно – глубоководных. 

Что касается проектов "ЛУКОЙЛа" на африканском шельфе, то их предварительные результаты пока оцениваются на Западе достаточно скромно. В самой же компании их характеризуют как интересные разработки, позволившие получить позитивный опыт для использования в будущем.

На фоне успехов первых двух региональных сегментов зарубежной деятельности "ЛУКОЙЛа", всё большее значение приобретает третий – ближневосточный, со штаб-квартирой в Дубаи (ОАЭ). О том, что государства Ближнего Востока в ближайшей перспективе станут основными объектами приложения сил и средств этой российской компании, наглядно свидетельствуют последние заявления её руководства. При этом западные наблюдатели отмечают существенное возрастание интенсивности информационного потока на эту тему в феврале-марте нынешнего года.

В частности, старший вице-президент "ЛУКОЙЛа" Гати Саади Аль-Джебури в своих обширных интервью (арабским Gulf News и британской Energyboard) особо подчеркивает значение Ближнего Востока в планах компании по наращиванию добычи "чёрного золота" за пределами РФ. По его словам, речь идёт о значительном расширении присутствия "ЛУКОЙЛа" именно в этом регионе. Причём помимо традиционных партнёров к активному сотрудничеству будут привлекаться и новые страны. В соответствии с данными, приведенными г-ном Аль-Джебури, на Ближний Восток сейчас приходится около 5% углеводородного сырья, добываемого "ЛУКОЙЛом". Это считается далеко не достаточным. 

Старший вице-президент компании (и, по совместительству, глава её "дочки" Lukoil Overseas) полагает, что этот показатель может быть доведён до более чем 20%. При этом доля Ближнего Востока в зарубежной добыче должна вырасти до 40%, то есть увеличиться вдвое по сравнению с сегодняшним днём. Какие же шаги предпринимаются для реализации этих масштабных планов?

Полный текст читайте в №4 "Нефти России"

© Информационно-аналитический журнал "Нефть России", 2018. editor@neftrossii.ru 18+
Все права зарегистрированы. Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.
Зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 30 апреля 2013 года.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации – ЭЛ № ФС 77 - 53963.
Дизайн сайта – exdesign.su