"Второе дыхание" азербайджанской "нефтянки"?

24 Окт 2017

"Второе дыхание" азербайджанской "нефтянки"?

Объявленный Баку год назад новый стратегический курс на развитие ненефтяной экономики, призванный снизить финансовую зависимость Азербайджана от экспорта "чёрного золота" и "голубого топлива", ожидаемых результатов не дал. Да, были приняты "дорожные карты" ("стратегическая" и с десяток попроще), но вытянуть национальную экономику из системного кризиса и поднять ВВП без больших нефтедолларов так и не получилось. Если в 2013 г. ВВП составлял 73,6 млрд долларов, то в 2016-м – 33,8 млрд. Таким образом, налицо падение в 2,2 раза.

Владимир Мишин

В сентябре 1994 г. было подписано СРП с иностранными нефтяными компаниями по блоку Азери-Чираг-Гюнешли. Именно оно де-факто вытянуло страну из экономического кризиса начала 1990-х. Теперь же, осенью 2017-го, Баку вновь вынужден ставить на АЧГ. Потому что больше, как выяснилось, не на что. 

Подписано новое СРП по данному блоку (срок действия – до конца 2049 года), в пластах которого, по официальной версии, остаются 500 млн тонн извлекаемой нефти. В Баку рассчитывают, что ожидаемые инвестиции в проект (свыше 40 млрд долларов), "новейшие западные технологии и ноу-хау", но главное – большая каспийская нефть помогут выйти из экономического кризиса. 

Помогать Азербайджану в этом деле, помимо АЧГ, должны газоконденсатные месторождения, в первую очередь Шах-Дениз. Там также планируется активно применять новейшие зарубежные технологии для глубоководной добычи газа (на мелководье ловить уже особо нечего).

Причем управлять этими инвестиционными, организационными и технологическими процессами будет не ГНКАР, а по-прежнему британская ВР. Под её руководством "нефтянка" Азербайджана в ближайшее время должна обрести "второе дыхание". Вопрос: обретёт ли?

Подписанное 14 сентября 2017 г. в Центре Гейдара Алиева (Баку) новое СРП по АЧГ можно оценивать как квинтэссенцию политико-экономического курса страны на период до 2050 года.

Во-первых, как заявил на церемонии подписания соглашения президент Ильхам Алиев, "падение мировых цен на нефть не изменит избранный Азербайджаном путь по освоению запасов углеводородов".

Во-вторых, ключевыми партнёрами Баку по-прежнему будут нефтяные компании Великобритании и США. Это, как заявила в своём приветственном послании британский премьер Тереза Мэй, "ещё больше усилит наше сотрудничество с Азербайджаном". А если без дипломатии, ещё больше укрепит зависимость его экономики от западных денег, оборудования, менеджмента и "доброго отношения".

В-третьих, условия нового СРП для страны менее выгодны, чем соглашение 1994 г. Возможно, это является результатом мощного прессинга британских и американских СМИ, развернувших за неделю до подписания нового документа массированную информационную атаку на Баку. Суть западных обвинений состоит в следующем: в 2012-2014 гг. власти республики потратили на подкуп европейских политиков, приобретение предметов роскоши и отмывание денег 3 млрд долларов.

Срок действия первого СРП, подписанного 20 сентября 1994 г. (контракт вступил в силу 12 декабря того же года), истекал в декабре 2024-го. И в начале 2000-х годов в Баку всерьез рассматривали планы самостоятельной разработки блока АЧГ после истечения срока действия СРП. Власти страны полагали, что ГНКАР и без помощи британской ВР – оператора "контракта века" – справится с эксплуатацией "совместно установленных" на шельфе Каспия морских стационарных платформ (к 2017 г. действовало шесть добывающих и две технологические МСП). В этом случае страна стала бы получать 100% доходов от реализации нефти, добытой на блоке.

Но сбыться этим планам – рациональным и национально ориентированным – было не суждено. В конце 2016 г. ВР, озабоченная приближающимся сроком завершения действия "контракта века", предложила подписать новое долгосрочное СРП. Республика не смогла отказаться от такого предложения.

"Козыри" на руках у ВР действительно были сильные. На проектный максимум добычи – 50-55 млн т в год – АЧГ не вышел ни в 2010 г. (реальные объёмы производства составили 40,6 млн т), ни в последующие годы. В октябре 2012 г. президент И.Алиев обрушился с резкой критикой в адрес ВР. Он упрекал компанию за сокращение добычи на АЧГ и "недополучение на фоне стабильно высоких цен на нефть свыше 8 млрд". Глава государства дал ВР месяц на ее исправление. Однако несмотря на это ситуация на блоке не улучшилась. 

Официальные объяснения хронического падения добычи на АЧГ были сведены к сложной геологии контрактных площадей, экономической целесообразности контролируемого снижения производства и к заботе о будущих поколениях, которым надо оставить малую толику нефти и газа.

Неофициальная же версия утверждала, что "новейшие технологии добычи" на АЧГ, использованные ВР, обеспечили первоначальный интенсивный отбор сырья, что привело к ухудшению коллекторских свойств пластов. Произошёл этот казус по воле случая или оказался одним из ходов гроссмейстерской игры, затеянной иностранными инвесторами – уже не важно. Важно, что нефть на блоке есть, но чтобы до неё добраться, необходимы новые МСП, передовые технологии и, естественно, многомиллиардные инвестиции.

Но у Баку в настоящее время таких технологий нет. Поскольку после подписания СРП на блоке использовалось только западное оборудование, нефтегазовое машиностроение 

республики "оказалась не в тренде", и тихо угасало. Нет и необходимых финансовых средств. Зато немало долгов. Так, госдолг Азербайджана к концу 2017 года достиг 11,2 млрд долларов, а долг ГНКАР – превысил 7 млрд.

Именно поэтому – от финансовой и технологической безысходности – пришлось отказаться от мечты о полном контроле (с конца 2024 г.) над углеводородными богатствами блока и пойти на предложенные партнёрами условия, гарантирующими ВР управление на АЧГ до 2050 года.

Разумеется, помня о пиаре, в Баку назвали новые условия более выгодными, чем в СРП от 1994 г.

Выгоды СРП-2017 по сравнению с СРП-1994, по версии Баку, выглядят так. Во-первых, это бонус в размере 3,6 млрд долларов, который получит Азербайджан (точнее, Госнефтефонд – ГНФАР) от иностранных участников проекта в течение нескольких лет. Во-вторых, это 25% долевого участия ГНКАР, выросшего за счет уменьшения доли иностранных компаний. В-третьих, Центр стратегических исследований при Президенте Азербайджана, сделав акцент на геологических запасах блока, составляющих 2 млрд тонн нефти, заявил о том, что "новейшие западные технологии и ноу-хау" позволят увеличить коэффициент извлечения нефти "контракта века.

Правда, если покопаться в деталях, выяснится, что де-факто условия СРП-2017 для страны менее выгодны, чем его предшественника. 

Полный текст читайте в №10 "Нефти России"

© Информационно-аналитический журнал "Нефть России", 2017. editor@neftrossii.ru 18+
Все права зарегистрированы. Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.
Зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 30 апреля 2013 года.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации – ЭЛ № ФС 77 - 53963.
Дизайн сайта – exdesign.su