Иран под прессом

17 Дек 2018

Иран под прессом

США, введя в ноябре этого года второй пакет санкций против Ирана, рассчитывают "обнулить" иранский нефтяной экспорт, подорвать экономику Исламской Республики и, доведя страну до "цветной революции", установить там режим, подконтрольно-лояльный Вашингтону.

Владимир Мишин

В июле 2015 г. в Вене Иран и страны "шестёрки" (постоянные члены Совета Безопасности ООН – Великобритания, Китай, Россия, США, Франция плюс Германия) подписали Совместный всеобъёмлющий план действий (так называемая "ядерная сделка"). Суть СВПД заключается в том, что Тегеран отказывается от обладания любым видом ядерного оружия, взамен отменяются международные санкции, введённые против него в период 2006-2010 гг.

Но 8 мая нынешнего года американский президент Дональд Трамп заявил, что Иран тайно продолжает разработку ядерного оружия, поэтому США в одностороннем порядке выходят из СВПД и возвращаются к режиму санкций. Их первый пакет был введён 7 августа. Второй, более жёсткий, направленный против нефтяного, банковского и судостроительного секторов, – 5 ноября.

Цель санкций, заявленная Вашингтоном, – заставить Тегеран подписать с США (на американских условиях) новое ядерное соглашение, а также изменить свою внутреннюю и внешнюю политику.

С точки зрения Тегерана, цель американских санкций заключается в подрыве экономики страны и резком снижении уровня жизни граждан, что должно создать раскол между народом и правительством.

Существенный момент: против третьих стран, отказавшихся от исполнения односторонних санкций США и продолжающих экономическое сотрудничество с Ираном, Вашингтон обещает вводить так называемые вторичные санкции.

Духовный лидер ИРИ аятолла Али Хаменеи отверг идею переговоров с Америкой по новой ядерной сделке на условиях Вашингтона. Мотив непреклонной позиции – США легко отказываются от выполнения данных обещаний и взятых обязательств.

Ставки в политико-экономической игре, затеянной Вашингтоном, чрезвычайно высоки. Если Иран не устоит, США вполне могут попробовать повторить, "до победного конца", жёсткий санкционный эксперимент и по отношению к другим несговорчивым государствам.

В этом контексте безусловный интерес представляет также ответ на принципиальный вопрос: какую цену заплатит за "американский эксперимент" экономика – мировая и конкретных стран?

Иран обладает гигантскими извлекаемыми запасами нефти (по оценкам ВР, 21,6 млрд т, 9% от мировых) и газа (33,2 трлн кубометров, 17,2%). СВПД, освободив страну от международных инвестиционных и торговых санкционных барьеров, дало позитивный импульс для развития её нефтегазового сектора, обеспечившего в 2017 г. 5,38% мировой добычи жидких углеводородов
.
После отмены санкций ВВП Ирана увеличился с 406 млрд долларов (данные МВФ) в 2014 г. до 432 млрд в 2017-м (суммарно на 6,4%). Самый значительный вклад в экономический рост внёс нефтяной сектор (+9,8% за два года). Доля нефтяного экспорта в национальном ВВП составила в минувшем году 5,6% (24 млрд долларов), в 2018 г. этот показатель прогнозировался на уровне 40 млрд долларов. Другими словами, замысленное Вашингтоном "обнуление" иранского нефтяного экспорта – это действительно серьёзный удар и по экономике (падение ВВП), и по нефтегазовому сектору (потеря рынков сбыта, снижение добычи, "заморозка" ряда проектов), и по уровню жизни большинства граждан ИРИ (галопирующая инфляция, рост безработицы, уход в минус поступлений валюты и импорта приобретаемых на неё товаров).

При этом у традиционных импортёров иранских углеводородов также возникнут проблемы, обусловленные поиском новых источников сырья, выстраиванием адекватных транспортно-логистических схем и т.д.

На первый взгляд, объём иранского нефтяного экспорта, в масштабе мирового потребления, – относительно невысок. Поэтому его "обнуление" может быть без существенных усилий компенсировано из альтернативных источников.

Такой оптимистический сценарий устроил бы США: дескать, от введённых американских санкций пострадает лишь несговорчивый Иран, остальные государства эта энергетическая печаль обойдёт стороной.

Тегеран, естественно, с Вашингтоном не согласен: по заявлению министра нефти ИРИ Бижана Зангане, на мировом нефтяном рынке в настоящее время недостаточно резервных мощностей для замены иранской нефти. Следовательно, санкционный диктат ударит не только по экономике Исламской Республики, но и по энергетическим интересам других стран. В первую очередь по Китаю, Индии, Японии, Южной Корее и другим азиатско-тихоокеанским государствам, на долю которых приходится 60% иранского нефтяного экспорта, а также по странам ЕС. Одним из следствий новых санкций, по мнению пессимистов, может стать рост нефтяных котировок до 100 долл./барр.

Вопреки пессимистическим прогнозам, после введения Вашингтоном антииранских санкций цена барреля не устремилась к 100 долларам, а, напротив, упала с 80 до менее чем 60 долларов, тем самым подтвердив "прозорливость США". Хотя, по сути, постсанкционное снижение цены, на которое повлияли два объективных фактора, абсолютно закономерно.

Фактор первый: Саудовская Аравия (ресурсы 36,6 млрд т нефти) продемонстрировала лояльность к антииранским планам США и, вопреки букве подписанного в декабре 2016 г. соглашения ОПЕК + увеличила в ноябре 2018 г. добычу сырья. Хотя упомянутое соглашение предусматривало снижение его участниками добычи суммарно на 1,7-1,8 млн барр./сут. Это должно было обеспечить приемлемую для поставщиков и импортёров цену (в начале ноября 2018 г. – от 80 долл./барр.). 

В результате Саудовская Аравия, добывавшая в начале 2018 г. 9,8 млн барр./сут., легко увеличила в ноябре производство до 10,9 млн барр./сут., опровергнув тем самым заявления Тегерана, что-де у Эр-Рияда нет резервных мощностей. При этом в 2017 г. она добывала 11,951 млн, а в 2016-м – 12,402 млн барр./сут. То есть гипотетически она вполне может, задействовав все резервы, увеличить производство ещё на 1 млн барр./сут.
При плавном повышении уровня внутреннего потребления нефти в Саудовской Аравии (в 2017 г. – 3,918 млн барр./сут.), Эр-Рияд будет вполне способен компенсировать вероятное "обнуление" иранского экспорта. Во всяком случае, президент Д. Трамп, похвалив в ноябре Эр-Рияд за упавший баррель, "бросил в массы" лозунг "ещё ниже".

"Добавить миру нефти" готовы и Объединённые Арабские Эмираты (ресурсы – 13 млрд т). Снизив в 2017 г. производство на 2,1%, до 4 млн барр./сут., эта страна пообещала, что к 2030 г. поднимет добычу на 25%, до 5 млн барр./сут. Правда, для достижения поставленной цели ОАЭ должны будут вложить в свою "нефтянку" 131 млрд долларов.

Фактор второй: Вашингтон, чтобы не допустить спровоцированного антииранскими санкциями кризиса на глобальном топливном рынке и, как следствие, роста цен на углеводороды, объявил, что даёт Китаю, Индии, Италии, Греции, Японии, Южной Корее, Тайваню и Турции 180-дневный тайм-аут, в течение которого разрешает им продолжать закупки нефти в Иране. То есть реального "обнуления" с 5 ноября не произошло, а падение иранского нефтяного экспорта чуть более чем на 1 млн барр./сут. было компенсирован увеличением поставок Саудовской Аравии на 1,1 млн барр./сут.

В общем, "самые жёсткие антииранские санкции" США частично отложили на полгода. Другое дело, что, как заявил Вашингтон, это будет последняя уступка, так что вышеперечисленным "восьми счастливчикам" надо срочно искать источники нефти, альтернативные иранским. В этом контексте закономерен вопрос: когда закончится (к маю 2019 г.) 180-дневная отсрочка, не двинется ли цена барреля к отметке 100 долларов?

Географически самая близкая к Азиатско-Тихоокеанскому региону альтернатива иранским жидким углеводородам – это нефть России. В 2010 г. была сдана в эксплуатацию первая очередь нефтепровода Восточная Сибирь – Тихий океан пропускной способностью 1,16 млн барр./сут. А к 2020 г. будет сдана ВСТО-2, которая сможет прокачивать ещё до 1 млн барр./сут. Другое дело, что экспортный ресурс ВСТО в настоящее время задействован на 100%, и поэтому российская нефть не сможет компенсировать "обнуление" иранского экспорта, ориентированного на страны АТР.

Хотя "обнуление" – это скорее идеал США, чем реально достижимая цель. Впрочем, она всё же может быть достигнута при выполнении двух условий. Во-первых, Вашингтон вводит в Персидский залив мощную группировку ВМС, обеспечивающую тотальную морскую блокаду Ирана. И, во-вторых, Тегеран в ответ "выбрасывает белый флаг".

Полный текст читайте в №11-12 "Нефти России"
 

© Информационно-аналитический журнал "Нефть России", 2019. editor@neftrossii.ru 18+
Все права зарегистрированы. Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.
Зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 30 апреля 2013 года.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации – ЭЛ № ФС 77 - 53963.
Дизайн сайта – exdesign.su