Китайская альтернатива для России

27 Мар 2015

Китайская альтернатива для России

В последние годы Китай превратился в двигатель мировой экономики, а с 2009 г. (по данным МЭА) он занял первое место на планете по использованию энергоресурсов, впервые опередив США, которые лидировали по этому показателю более 100 лет. Рост КНР уже существенно изменил баланс сил в АТР, а дальнейшее развитие китайской экономики в обозримом будущем приведёт к ещё большим трансформациям в регионе, что будет иметь далеко идущие экономические и политические последствия. 

Лариса Рубан, профессор, руководитель международного проекта "Диалоговое партнёрство как фактор стабильности и интеграции" ИЭИ РАН, Владимир Колотов, заведующий кафедрой истории стран Дальнего Востока Восточного факультета СПбГУ

Если ещё в начале 2011 г. Китай был вторым по величине импортёром нефти после США, то в июле 2011 г. он впервые в истории обогнал США по степени зависимости от внешних поставок "чёрного золота". Это, наряду с дестабилизацией ситуации в Северной Африке и на Ближнем Востоке, актуализировало проблему диверсификации поставок нефти. Стратегический курс Китая заключается в том, чтобы, активизируя разведку и добычу нефти и газа внутри своей страны, находить новые источники поступления углеводородов. В том числе из России и других стран–экспортёров. Как считает заместитель председателя Китайского научного общества по изучению экономик России, Восточной Европы и Центральной Азии Тянь Чуньшэн, "опираясь на сотрудничество в сферах энергетики, инвестиций, науки и техники, Китай и РФ к 2020 г. могут довести товарооборот до 200 млрд долларов".

Потребность в увеличении поставок энергоресурсов вновь обострила проблему Южно-Китайского моря (ЮКМ), через которое ежегодно проходит более половины мирового тоннажа торгового флота (по Малаккскому, Ломбокскому и Зондскому проливам). Через акваторию этого моря пролегает 21 из 39 морских путей Китая, на которые приходится до 60% его внешней торговли. Через Малаккский пролив в КНР доставляется 80% нефти, импортируемой из стран Ближнего Востока и Африки. А в направлении всей Восточной Азии ввозится сырая нефть в объёме, превышающем 15 млн барр./сут.

Для повышения уровня безопасности поставок нефти и сокращения транспортного плеча на 1200 км CNPC в 2009 г. начала строительство (и в 2010 г. построила) нефтепровод по территории Мьянмы, до г. Куньмин в провинции Юньнань. Его пропускная способность на первом этапе составила 12 млн т в год. Был также сооружён крупный нефтяной терминал в Бенгальском заливе (на о. Янбье), который может принимать танкеры дедвейтом до 300 тыс. т. Кроме того, CNPC проложила параллельно упомянутому нефтепроводу газопровод мощностью 12 млрд кубометров газа в год. По нему газ с регазификационного терминала в Мьянме в конце июля 2013 г. стал поступать в юго-западные провинции КНР.

В настоящий момент крупнейшими производителями нефти в АТР являются Китай, Индонезия и Малайзия, а газа – Индонезия, Малайзия и Таиланд. Рост энергоёмких азиатских экономик вызвал увеличение спроса на нефть, которую регион в целом потребляет в гораздо больших объёмах, чем добывает. В очередной раз обострилась ситуация в Южно-Китайском море, что связано с недостаточной обеспеченностью энергетическими ресурсами.

Большая часть импортируемой нефти ввозится в АТР через Южно-Китайское море со становящегося всё более нестабильным Ближнего Востока. Установив прямой контроль над данным потоком, можно оказывать весьма чувствительное влияние на потребителей в Восточной Азии. Вот почему Китай так активизировался в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях, где на континентальном шельфе, согласно прогнозам, присутствуют значительные запасы углеводородов, которые так нужны бурно развивающейся китайской экономике. Именно поэтому чем активнее Вашингтон действует на Ближнем Востоке, тем более энергично будет проявлять себя КНР в прибрежных морях. В том числе путём наращивания присутствия своих военно-морских сил для получения прямого доступа к наиболее близко расположенным месторождениям и обеспечения безопасности маршрутов транспортировки сырья. Ведь та сторона, которая установит реальный контроль над регионом ЮКМ и, соответственно, над Юго-Восточной Азией, получит в своё распоряжение колоссальною ресурсную базу, используя которую сможет ещё больше усилить свой потенциал и влияние.

Китай в рамках политики "диверсификации рисков и геополитического наступления" усиливает связи со многими странами СНГ и, прежде всего, с республиками Центральной Азии. Большое значение в КНР придают импорту трубопроводных нефти и газа из Казахстана, Туркменистана, Узбекистана. В свою очередь, данные страны активно выстраивают свою экспортную УВ-политику в китайском направлении, прочно занимая данную нишу. Так, в 2006 г. была пущен первая очередь казахстанско-китайского нефтепровода Атасу – Алашанькоу, а в 2011 г. – вторая очередь. В октябре 2009 г. вступил в строй участок Кенкияк – Кумколь для поставки в КНР нефти из Актюбинской области и Западного Казахстана. В 2013 г. пропускная способность маршрута Атасу – Алашанькоу была увеличена до 20 млн т.

Не осталась в стороне от нефтегазового экспорта в Китай и Россия. Поставки нефти из России в Китай начались в январе 2011 г. В ноябре 2014 г. было подписано рамочное соглашение между "Роснефтью" и CNOOC о покупке китайцами более 10% в "Ванкорнефти", что свидетельствует о чётком и последовательном "продавливании" Китаем своих энергетических интересов. Кроме того, в 2013 г. "Роснефть" заключила долгосрочное соглашение с CNPC о поставке нефти сроком на 25 лет на общую сумму 270 млрд долларов, что стало беспрецедентной суммой для мирового бизнеса.

В 2014 г. в связи с введением экономических санкций Евросоюза против России наша страна активизировала восточную газовую политику. В мае 2014 г. в Шанхае "Газпром" и CNPC заключили контракт на поставку российского трубопроводного газа в Китай по "восточному" маршруту сроком на 30 лет в объёме 38 млрд кубометров в год с привязкой к нефтяной корзине и условием "бери или плати". Это самый крупный контракт на поставку газа за всю историю "Газпрома", по которому должно быть отгружено более 1 трлн кубометров за время действия соглашения. Специально под этот проект в сентябре 2014 г. началось сооружение магистрального газопровода "Сила Сибири", запуск которого планируется в 2018–2020 гг. с закачкой газа Чаянды и Ковыкты. Данный договор позволяет российской газовой отрасли диверсифицировать маршруты поставок и тем самым хеджировать риски.

В октябре и ноябре 2014 г. российская и китайская стороны подписали ряд новых соглашений в сфере ТЭК, в том числе меморандум между "Газпромом" и CNPC о поставках 30 млрд кубометров газа по западному маршруту "Алтай" в течение 30 лет. Сырьевой базой для данного трубопровода должны послужить месторождения Западной Сибири, которые используются для обеспечения поставок газа в европейские страны. Договор может быть подписан в 2015 г., а экспорт газа в КНР может превысить объём его продаж в Европу.

Полный текст читайте в №4 "Нефти России".

Темы: 

© Информационно-аналитический журнал "Нефть России", 2017. editor@neftrossii.ru 18+
Все права зарегистрированы. Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.
Зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 30 апреля 2013 года.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации – ЭЛ № ФС 77 - 53963.
Дизайн сайта – exdesign.su