Нефть для России – не только в России

14 Фев 2018

Нефть для России – не только в России

Российские добывающие компании наращивают свой ресурсный потенциала не только на территории РФ, но и практически по всему миру. Это представляется тем более удивительным, что происходит на фоне сохраняющихся антироссийских санкций – с далеко не однозначными (для самих инициаторов) результатами их последовательного ужесточения. 

Константин Сергеев
© "Роснефть"

О западных (главным образом – американских) санкциях против отечественной добывающей индустрии даже сами их авторы всё чаще говорят не столько как об эффективном инструменте воздействия на РФ, сколько как о "постоянном феномене" мирового рынка энергоносителей. 

Действительно, до сих пор результат оказывался весьма далёким от ожидаемого – различные запреты, действующие уже не первый год, на практике мало отразились на возможностях российских операторов по дальнейшему наращиванию производства "чёрного золота". В частности, согласно подсчётам Reuters и Агентства энергетической информации США (EIA), среднесуточные объёмы добычи в РФ продолжают удерживаться возле отметки 10,5 млн барр./сут. Причём проседание с рекордных 10,8 млн барр./сут. (ноябрь 2016 г.) вызвано лишь тщательным соблюдением обязательств по самоограничению добычи в соответствии с соглашениями "ОПЕК+". 

Что же касается экспорта нефти, то, по данным Федеральной таможенной службы РФ, только с января по ноябрь 2017 г. его физические объёмы возросли на 0,5% (до 213,72 млн т), в то время как стоимость увеличилась на 30% (до 76,93 млрд долларов). При этом почти 73 млрд долларов пришлось на поставки в дальнее зарубежье, что не очень-то согласуется с планами "полной изоляции" России, для которых санкционные механизмы и запускались. Более того, по мнению западных отраслевых экспертов (в частности, из Fitch и Goldman Sachs), большинство российских добывающих компаний не надеются на отмену санкций в обозримом будущем. И, тем не менее, они продолжают чувствовать себя достаточно уверенно, демонстрируя удивительное единение с позицией политической элиты страны. 

При этом зарубежные наблюдатели с не меньшим (и, похоже, искренним) удивлением отмечают, что добывающему сектору РФ в целом удалось преодолеть негативные последствия санкционной блокады. Так что если бы не участие в договоре ОПЕК+, прирост добычи нефти в прошедшем году мог бы установить новые рекорды (вплоть до 11 млн барр./сут.). В целом же по итогам 2017 г. экономика России вернулась к поступательному росту (+1,7% ВВП), а национальная валюта (после падения в 2015-2016 гг.) упорно стремится к укреплению. 

Узкие прагматики заняты поиском "лазеек" в системе санкций, позволяющих российским операторам и их иностранным партнёрам вывести из-под удара уже действующие проекты (вроде разработок компании "Роснефть" в Венесуэле и "ЛУКОЙЛа" – на шельфе Румынии и Ганы) и даже принимать участие в новых (с менее чем 33%-ной долей российского участия). Эксперты же, которые лучше знакомы с загадками "русской души", обращают внимание на более важный аспект: чем больше Запад пытается затруднить отечественным операторам развитие добычи внутри страны, тем активнее они ищут (и тем чаще находят) возможности для этого за её рубежами. При этом помимо чисто экономических последствий, прямо противоположных ожидаемым авторами санкций, имеют место ещё менее приятные для них последствия геополитические. 

К подобному выводу (правда, с опозданием) наконец-то пришли даже известные американские СМИ. В частности, New York Times буквально накануне введения новой порции санкций против России с тревогой сообщила своим читателям, что Москва посредством государственного нефтяного гиганта – компании "Роснефть" – пытается усилить своё влияние во всех местах, где "споткнулись" США. Примечательно, что издание вполне логично признаёт подобные шаги вынужденными: к поиску всё новых партнёров за рубежом Россию настойчиво подталкивают своими запретами Соединённые Штаты и поневоле присоединившаяся к ним Западная Европа.

Каковы же результаты? За последние три года западные операторы вынуждены были уйти из российских проектов или, в лучшем случае, заморозить своё участие в них. Зато районы активности российских добывающих компаний за это же время успели не просто глубоко вклиниться в "зону жизненных интересов" США, но и вплотную приблизиться уже к их национальной территории. 

Первой ласточкой стало участие (пусть и неудачное) "ЛУКОЙЛа" в тендере на право разработки месторождения Trion на шельфе у берегов Мексики в декабре 2016 г. Кроме того, "русские" уже контролируют солидную часть запасов бывшей "домашней нефтяной кладовой США" – Венесуэлы. При этом "неожиданно" выяснилось, что в 2014-2017 гг. Россия успела по крайней мере дважды (!) спасти официальный Каракас от дефолта, а её инвестиции в нефтяные активы Венесуэлы за этот период (по оценкам экспертов EIA и NYT) составили порядка 10 млрд долларов. Заметим, что довести Венесуэлу до банкротства (с прилагаемыми бонусами: сменой руководства страны и приватизацией госкорпорации PdVSA) Соединённым Штатам не удалось и в третий раз. Вслед за получением очередного 1 млрд долларов предоплаты от "Роснефти" (апрель 2017 г.) в ноябре последовала официальная реструктуризация госдолга Венесуэлы перед Россией. Её базовые условия – 3,15 млрд долларов на десять лет, с минимальными выплатами в течение первых шести лет – вселяют надежды не только на сохранение у власти команды президента Н. Мадуро, но и на дальнейшее укрепление позиций российских операторов в этой стране. 

На конец 2017 г. отраслевые источники США оценивали возможности "Роснефти" по реэкспорту венесуэльской нефти в 225 млн барр./сут. (около 13% всех объёмов её поставок за рубеж), и это далеко не предел. Тем более что позиция, занятая официальным Вашингтоном по отношению к венесуэльской группе Citgo (которая контролирует порядка 4% всех нефтеперабатывающих мощностей США, см. рис. 2), может лишь поспособствовать дальнейшему усилению оттока "чёрного золота" Венесуэлы в сферу влияния российского государственного капитала. 

К настоящему времени держателем пакета акций Citgo в размере 50,1% является PdVSA, а 49,9% принадлежит "Роснефти" в качестве залога по кредиту на 1,5 млрд долларов. Дальнейшее ужесточение санкций (как против России, так и против Венесуэлы) и реализация ожидаемых инициатив Белого Дома по не допуску российского оператора на внутренний топливный рынок, настойчиво подталкивают "Роснефть" к конвертации части залоговых акций Citgo в адекватные доли по разработке нефтяных месторождений в сухопутной части Венесуэлы, и газовых – на её шельфе. Возможно, при этом ещё меньше местного "чёрного золота" и "голубого топлива" попадет непосредственно в США – тем основательнее вырастут их общие резервы (и объёмы реальной добычи), контролируемые российским оператором.

К тому же одной лишь Венесуэлой пределы "русской Америки" в нефтегазовом секторе не ограничиваются. На очереди – Аргентина, где китайская Sinopec с октября прошедшего года активизировала поиски покупателя на свои углеводородные активы, расположенные на юге страны. Согласно предварительным данным, речь идёт о продаже прав на разработку ряда нефтяных месторождений, преимущественно в провинции Санта-Крус.

Полный текст читайте в №1-2 "Нефти России"

© Информационно-аналитический журнал "Нефть России", 2018. editor@neftrossii.ru 18+
Все права зарегистрированы. Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.
Зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 30 апреля 2013 года.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации – ЭЛ № ФС 77 - 53963.
Дизайн сайта – exdesign.su