Ценовые войны и перемирия

30 Апр 2020

Ценовые войны и перемирия

Уже больше месяца мировые углеводородные рынки лихорадит из-за так называемой "нефтяной войны" России и Саудовской Аравии. Рекордное падение цен на нефть в течение марта в сочетании с пандемией коронавируса повергло мир в шоковое состояние.  Крупные очаги заражения начали появляться в странах Европы, США и России, резко сократилось авиасообщение, в подавляющем большинстве стран был объявлен карантин. Чтобы справиться с пандемией COVID-19 страны ограничивают передвижение людей, в результате чего страдают сразу несколько секторов экономики, и транспорт в их числе. Нефтехранилища по всему миру в последние недели стремительно заполняются в результате резкого спада спроса и увеличения предложения, а к  концу марта фьючерсы на Brent опустились уже ниже 25 долларов за баррель. В результате нефтегазовая индустрия несет огромные убытки, каких еще не было в её истории, как подтвердило в своем отчете от 1 апреля Международное энергетическое агентство (МЭА). В долгосрочной перспективе последствия "ценовой войны", развязанной Эр-Риядом, в сочетании с пандемией коронавируса могут быть абсолютно непредсказуемыми.

Татьяна Шмелева, эксперт Института Ближнего Востока

Напомним, что 6 марта нынешнего года переговоры стран-членов ОПЕК+ в Вене о дополнительном сокращении добычи в связи с пандемией коронавируса завершились полным провалом. Страны не смогли договориться ни о дополнительном снижении производства, ни о продлении сделки на текущих условиях. В результате срыва переговоров договоренности об ограничении добычи, работавшие с января 2017 г., прекратили действовать с 1 апреля и все участники сделки теперь имели полное право восстанавливать добычу по своему усмотрению. 

Нефтегазовые рынки отреагировали на это сильнейшим падением цен – они опустились почти на 30% в течение нескольких секунд после открытия торгов. Так, стоимость фьючерсов на сорт Brent сразу обвалилась на 30% – с 45 до 31,02 доллара за баррель. "Это самое большое падение цены на Brent за день со времен войны в Персидском заливе в 1991 году",  – отметило агентство Bloomberg.  

С учётом того, что спрос на нефть уже начал резко снижаться  из-за экономического воздействия пандемии коронавируса, трейдеры спрогнозировали, что цены упадут ещё ниже – как впоследствии и произошло. Также по причине резкого обвала мировых нефтяных котировок многократно выросли риски на международном рынке. Вследствие этого три основных нью-йоркских фондовых индекса сразу после открытия торгов 9 марта резко упали. Так, промышленный индекс Доу-Джонса (DJIA) опустился более чем на 1800 пунктов, процент понижения составил более 7%. Агрегатный индекс NASDAQ упал примерно на 6,9%. 

После выхода России из соглашения ОПЕК+ Саудовская Аравия почти сразу же объявила об увеличении экспорта с нынешних 9,2 млн барр./сут. до отметки, превышающей 10 млн барр./сут. А в середине марте стало известно о том, что Минэнерго Саудовской Аравии поручило государственной компании Saudi Aramco в течение нескольких месяцев поддерживать поставки нефти на максимальном уровне – 12,3 млн барр./сут. Также власти КСА объявили о скидках покупателям саудовской нефти в размерах 6-8 долларов за баррель. 

По мнению экспертов, в частности аналитиков компании BP, Саудовская Аравия, как и Россия, пытается закрепить за собой долю рынка в ущерб ценовой политике, то есть стремится не лишиться традиционных потребителей, а, может быть, приобрести новых. Газета Financial Times отмечает: "Эта тактика напоминает попытку Саудовской Аравии отвоевать долю рынка в 2014 г. у производителей сланцевой нефти в США. Тогда из-за ценовой войны стоимость Brent упала со 100 долларов ниже 30 долларов за баррель, что вынудило ОПЕК и Россию заключить альянс. Перспектива новой ценовой войны напугала рынок". 

Очень верно охарактеризовал происходящее аналитик Bloomberg  Дэвид Фиклинг, который  оценил шансы трех важнейших нефтяных производителей на победу в развязанной "ценовой войне".  "Не тот, кто обладает грандиозной силой, победит в этой войне на истощение, а тот, кто способен стойко выносить ущерб на протяжении продолжительного времени, – подчеркивает Д. Фиклинг. – Саудовская Аравия решила поиграть в кошки-мышки с Россией и независимыми американскими производителями, в расчёте на то, что именно она останется последним игроком в игре на этом рынке".    

Заметим, что вслед за КСА и другие государства-нефтепроизводители Персидского залива решили понизить цены на своё сырьё. Ирак в апреле опустил официальную цену продажи своей нефти сорта Basrah Light для покупателей в Азии на 5 долларов  за баррель. Кувейт снизил цену поставок для азиатских покупателей примерно на ту же величину, что и Саудовская Аравия – на 6 долларов. ОАЭ, единственный крупный производитель, который все ещё устанавливает цены задним числом, также снизил стоимость своих четырёх сортов для февральских продаж на 1,63 доллара за баррель. Иракская государственная компания по сбыту нефти SOMO сообщила о том, что она планирует увеличить экспорт в апреле. Кувейт установил апрельскую экспортную цену на нефть OSP для азиатских покупателей с дисконтом в 4,65 доллара за баррель к региональному стандарту.

Тем не менее, некоторые эксперты полагают, что игра на демпинге цен на нефть является для Саудовской Аравии довольно рискованной. В Эр-Рияде заявляют о том, что перенесут кризис легче, чем Россия, так как себестоимость добычи в КСА на порядок ниже, чем в РФ (всего 3 доллара за баррель). Но не будем забывать о том, что саудовская экономика в большей степени зависит от нефтяных поступлений, чем российская. Во-первых, доходная часть саудовского бюджета на 90% формируется от экспорта нефти, а в России этот показатель существенно ниже.  Во-вторых, в отличие от РФ, где действует плавающий курс национальной валюты, обменный курс саудовского риала по отношению к доллару является фиксированным, что может привести к большому бюджетному дефициту.

Да, конечно, Саудовская Аравия имеет финансовую подушку, обладая примерно 502 млрд долларов резервов. Но её государственный бюджет сверстан исходя из стоимости нефти в 80 долларов за баррель (в то время как в России – 42,4 доллара), и поэтому при более низких котировках эти резервы начнут истощаться гораздо быстрее, чем резервы России. Бюджет королевства на 2020 г. предусматривал дефицит в 6,4% при ценах на нефть марки Brent в 65 долларов за баррель. Это подпитывало недавнее стремление саудовского наследного принца Мухаммеда бен Сальмана к ещё большему сокращению производства, а также его готовность пойти на априори проигрышную авантюру в расчете на то, что Россия уступит его ультиматуму о большом сокращении из-за боязни перспективы обвала цен. Его решение "отомстить" России, снизив цены на нефть и увеличив объёмы производства, чревато обратными последствиями, причём весьма серьезными. Ведь у РФ всё же больше денежных резервов, чтобы переждать период низких цен, так что на "нефтяной шантаж" она не поддастся. 

Проблема в том, что усиление карантинных мер и введение ограничений на поездки в связи с пандемией коронавируса в ближайшей перспективе постепенно приведет к истощению мирового спроса на нефть. Цзоу Чжицян, научный сотрудник Института ближневосточных исследований Шанхайского университета иностранных языков, сказал в интервью китайскому изданию "Жэньминь жибао", что срыв переговоров ОПЕК+ и ценовая война между Саудовской Аравией и Россией нанесли серьезный удар по международному рынку энергетики и мировой экономике. "Во-первых, международный энергетический рынок вступил в период бурных колебаний, и мировое нефтеснабжение стало ещё более избыточным, что повлечёт за собой неизбежное падение международных цен на нефть, а на энергетическом рынке начнутся перестановки. Повышенное внимание в этих перестановках заслуживают три основных производителя нефти – Саудовская Аравия, Россия и Соединённые Штаты. Во-вторых, экономика нефтедобывающих стран, включая страны ОПЕК и Россию, будет испытывать серьёзные проблемы, усилятся потрясения на фондовом рынке и финансовое давление, и это может привести к плачевным последствиям. В-третьих, в условиях глобального экономического спада и распространения новой эпидемии коронавирусной пневмонии общий спрос может ещё больше снизиться. Международная торговля и экономический рост в различных странах столкнутся с новыми неопределённостями. Кроме того, резко упавшие цены на нефть вызвали потрясения на американских и мировых финансовых рынках, и возможные последующие корректировки финансовой политики США также окажут новое влияние на мировую экономику", – отметил он. 

Полный текст читайте в №3-4/2020 "Нефти России"

© Информационно-аналитический журнал "Нефть России", 2020. editor@neftrossii.ru 18+
Все права зарегистрированы. Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.
Зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 30 апреля 2013 года.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации – ЭЛ № ФС 77 - 53963.
Дизайн сайта – Exdesign.