Что день грядущий Каспию готовит?

16 мая 2018

Что день грядущий Каспию готовит?

В начале 2000-х годов извлекаемые углеводородные ресурсы шельфа Каспия зарубежные эксперты оценивали в 30 млрд т у.т., геологические – от 50 до 100 млрд т  у.т. Знаковыми аргументами в поддержку экспертного оптимизма стали месторождения, открытые на шельфе Азербайджана и Казахстана, извлекаемые ресурсы которых превысили 1 млрд т у.т. Это блок Азери-Чираг-Гюнешли (1 млрд т нефти, 240 млрд кубометров газа), Шах-Дениз (1,2-1,5 млрд кубометров газа, около 300 млн т конденсата) и Кашаган (1,3-1,6 млрд т нефти, 1 трлн кубометров газа). 

Владимир Мишин

Но после открытия в 2000 г. Кашагана на шельфе Каспия находят исключительно месторождения, извлекаемые ресурсы которых составляют 20-100, редко до 400 млн т у.т. Экономические факторы вынуждают компании либо отказываться от освоения небольших объектов, либо замораживать работы "до лучших времён". В результате за последние четверть века на каспийском шельфе наметился парадоксальный тренд: нефть в пластах есть, а финансовых мотивов извлекать её – при невысокой цене барреля – нет.

В конце 1990-х годов западные эксперты, прежде всего американские, оценивали извлекаемые углеводородные ресурсы каспийского шельфа Азербайджана в 10 млрд тонн у.т., инвестиционный потенциал вероятных проектов – в 150-200 млрд долларов, а пиковые объёмы добычи (к 2010 г.) в 65 млн т нефти и 60 млрд кубометров газа.

В 1997-2004 годах международные нефтяные консорциумы провели масштабный поиск этих гигантских, обещанных сейсмическими исследованиями, углеводородных залежей. Но разведочные скважины – критерий истины – либо не нашли обещанных богатств, либо запасы на открытых месторождениях (Карабах, блок Дан Улдузу – Ашрафи) оказались экономически непривлекательными для инвесторов. В результате в начале 2000-х годов действие 13 морских СРП Азербайджана, "встроенных" в прогнозные 10 млрд тонн у.т., было прекращено.

Какие выводы можно сделать из этого фиаско? За годы суверенитета в Азербайджане, несмотря на прямые иностранные инвестиции в нефтегазовые проекты в размере свыше 70 млрд долларов, не было открыто ни одного месторождения, запасы которого превышали бы 1 млрд тонн у.т. (АЧГ и Шах-Дениз – это советское наследство). Как следствие, базовыми источниками нефти и газа для республики по-прежнему остаются АЧГ и Шах-Дениз, плюс 17 старых морских месторождений ГНКАР.

При этом добытые углеводородные ресурсы перечисленных объектов к началу 2018 г. не были компенсированы новыми открытыми запасами. Как следствие, извлекаемые ресурсы АЧГ, освоение которого началось в 1997 г., к нынешнему году снизились до 500 млн т нефти (оптимистичная оценка ГНКАР) и 100 млрд кубометров попутного газа. Поэтому, строго говоря, статус АЧГ как гигантского месторождения на сегодняшний день не актуален. Закономерное следствие этих процессов – падение добычи "чёрного золота" в Азербайджане с пиковых 50,6 млн т (2010 г.) до 38,7 млн т в 2017 году (–23,5%). По прогнозу ОПЕК, в текущем году в республике будет произведено 37,2 млн тонн (–3,9%).

Глава ГНКАР Ровнаг Абдуллаев весной нынешнего года сформулировал стратегию госкомпании так: "Наша задача – сохранение стабильной нефтедобычи и разработка новых месторождений". Для решения первой задачи в 2002-2017 годах было пробурено более 2 млн м, введено в эксплуатацию 1222 новых скважин (большая часть – на суше). В результате добыча на месторождениях госкомпании за 15 лет, можно сказать, "упала плавно" – с 8,9 до 7,2 млн тонн (–30,3%, падение за минувший год – 1,7%).

Что касается решения второй проблемы – освоения новых месторождений, то оптимизм ГНКАР базируется исключительно на ресурсах каспийского шельфа, на котором в настоящее время добывается до 97% всех углеводородов республики. В перспективе ситуация не изменится: к СРП по АЧГ и Шах-Денизу и морским месторождениям госкомпании, имеющим для экономики страны принципиальное значение, должны подтянуться Карабах, Апшерон, Умид (открыт ГНКАР в 2010 году) и Бабек (перспективная структура, ее запасы пока не подтверждены разведочным бурением). 

Суммарные извлекаемые запасы глубоководных Карабаха, Апшерона и Умида оцениваются в 100 млн т конденсата и 570 млрд кубометров газа. Хотя, например, потенциал Апшерона в Баку в конце 1990-х оценили в 1-3 трлн кубометров. Вопрос о соотношении расходов на освоение этих месторождений и вероятных доходов, полученных от реализации добытых на них углеводородов, пока открытый. ГНКАР для снижения собственных финансовых рисков удалось в конце марта этого года привлечь к освоению Умида и Бабека (в рамках так называемого Risk Service Agreement) британскую Nobel Upstream. Британцы получили 20% долевого участия в проекте (80% – у ГНКАР) и должны обеспечить освоение Умида, а в перспективе, если повезёт, и Бабека необходимыми технологиями. Но пока экономический фактор снижает интерес иностранных инвесторов к морским месторождениям с запасами менее 40 млн т у.т. В частности, к месторождению Ашрафи, открытому в рамках СРП в 1999 году (оценочные ресурсы 17 млн т конденсата и 13 млрд кубометров газа, глубина моря в зоне вероятной добычи – 250-450 м).

Фактор извлекаемых ресурсов Карабаха, Апшерона и Умида определяет и ожидаемые объёмы добычи с этих месторождений. Во всяком случае, по прогнозам Центра стратегических исследований (ЦСИ) при Президенте Азербайджана, добыча на Апшероне начнётся в марте 2020 г., а её объёмы составят 1,3 млрд кубометров в год. Производство газа на Карабахе начнётся в 2022 г., пик в 2 млрд кубометров будет достигнут в 2024 г., а с 2026 года начнётся падение. Умид в 2023 г. выйдет на пик добычи в 3 млрд кубометров газа в год и продержится на этом уровне до 2030 г.

Структуры Бабек, Шафаг-Асиман (оператор – ВР, разведочное бурение планируется начать в 2019 г.), а также глубокозалегающие пласты АЧГ, возможно, смогут увеличить извлекаемые углеводородные ресурсы Азербайджана на 1,4 трлн кубометров газа и 140 млн тонн конденсата. А могут и не увеличить – вопрос этот до бурения разведочно-оценочных скважин будет оставаться открытым. Что не помешало ЦСИ заявить о выходе республики к 2027 году на добычу 50 млрд кубометров газа (в 2017 году было получено 18,4 млрд кубометров товарного газа). Прогноз смелый, но ресурсами пока не поддержанный. 

Единственное, что не вызывает сомнения – Шах-Дениз, как и АЧГ, в результате интенсивной добычи в рамках Фаз 1 и 2 (суммарно пиковые 25 млрд кубометров в год, на которые проект может выйти через шесть-семь лет) к 2027 году утратит статус последнего гигантского углеводородного месторождения Азербайджана. После 2030 года, а не исключено что и раньше, добыча на Шах-Денизе начнёт снижаться, что закономерно потянет вниз всю газодобычу Азербайджана.

Полный текст читайте в №5 "Нефти России"

© Информационно-аналитический журнал "Нефть России", 2018. editor@neftrossii.ru 18+
Все права зарегистрированы. Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.
Зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 30 апреля 2013 года.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации – ЭЛ № ФС 77 - 53963.
Дизайн сайта – exdesign.su