Год под знаком Трампа

15 Фев 2018

Год под знаком Трампа

Финансовые и технологические проблемы, а также прочие невзгоды, обрушившиеся на российский ТЭК в 2014-2017 гг., были для Вашингтона и Брюсселя лишь репетицией. В ближайшие месяцы со стороны Запада стоит ожидать новых вызовов нашему нефтегазовому комплексу. Надеяться на то, что тяжелейшие испытания для него уже позади, – ошибка.

Павел Богомолов, кандидат политических наук

Поэтому надо изменить фундаментальные оценки современной геополитической эволюции в её сырьевом разрезе. Эволюции, прежде всего, Соединенных Штатов и их курса в мировой энергетике.

Сколь бы неприятным это ни было для многих отечественных аналитиков, надо признать ошибочным один из их главных выводов годичной давности. Согласно ему, администрация Барака Обамы якобы довела отношения с Россией до крайности, до самого дна, ниже которого опуститься уже невозможно. В действительности, однако, команда первого чернокожего президента США на целых три года оттянула запуск эффективного антикремлевского оружия Америки в условиях балансирования на грани новой "холодной войны".

Обама и его сторонники отодвинули планы достижения энергетической гегемонии и, как ядра этого курса, – подготовки к массированной топливной экспансии в Европу, а затем и в Азию (хотя в иные её уголки американское углеводородное сырьё уже поставляется). В Вашингтоне была ослаблена, смята и до поры – до времени нейтрализована сердцевина этой экспансии – "Североатлантический акт об энергетической безопасности". Документ, продвигавшийся тогдашними оппозиционерами-республиканцами, выглядел наступательно. Он касался нефтяной и угольной отраслей, других секторов энергетики, но прежде всего – природного газа. 

В преамбуле говорилось, что из 30,2 трлн куб. футов "голубого топлива", ежегодно добываемого в США, в стране потребляется 26,6 трлн. И имеющийся избыток может стать основой для "энергетического прорыва" в Старый Свет. 

И вот сенаторы Джон Хувен, Джон Маккейн, Лайза Мурковски и Джон Баррассо призвали нарастить добычу газа, сократить его потери на промыслах и одновременно создать инфраструктуру для его экспорта. Как отмечалось ещё в 2014 году в статье Хувена и Маккейна на страницах The Wall Street Journal, надо "потребовать от министра энергетики США немедленно одобрить поставки СПГ Украине, союзникам по НАТО и Японии в дополнение к другим странам, входящим в зоны свободной торговли".

"Топливные ревизионисты" на Капитолийском холме добивались многого. Но прежде всего – слома европейского энергобаланса, в рамках которого "13 стран континента получали из РФ более половины потребляемого ими газа, а четыре государства – Литва, Эстония, Финляндия и Латвия зависели от России на 100%". "Четверть “голубого топлива”, используемого в ЕС, – ужасались авторы законопроекта, – перекачивается из РФ, причём в основном через Украину". Знали бы тогда противники "российской газовой экспансии", что в 2017 г., вопреки всем подножкам, экспорт "Газпрома" в Европу достигнет почти 194 млрд кубометров и составит 40% газового баланса стран ЕС, – их хватил бы сердечный приступ и они потребовали бы от Обамы не просто масштабных, а немедленных контрмер под страхом импичмента!

За три года Россия смогла, в немалой мере за счёт своих доходов от нефти и газа (хотя и сниженных из-за неблагоприятной ценовой конъюнктуры), укрепить юрисдикцию РФ над Крымом, согласовать и начать строить "Турецкий поток", победно завершить операцию в Сирии и в целом переоснастить свои Вооруженные Силы более чем на 60%. Мы впечатляющим образом увеличили объёмы импортозамещения и адаптировались к санкциям. Да еще и реализовали собственные, притом гигантские, энергопроекты, в том числе "Ямал СПГ".

Почему и на каком основании прежний вашингтонский истеблишмент отсрочил в 2014-2016 гг. начало близящейся энергетической дуэли за Европу, ограничившись отдельными стычками и разведкой боем на Балтике и на Чёрном море? И почему наша дипломатия, не придав значения этому выгодному для России феномену "опоздания Обамы", разочарованно настаивала на признании факта якобы предельной деградации отношений? С высоких трибун утверждалось, что ничего хуже быть не может… 

Причины задержки вашингтонского наступления на мировом энергетическом рынке были как внутренними, так и внешними. Демократы, проигравшие американские выборы в ноябре 2016-го, органично не приемлют национального первенства базовых отраслей тяжёлой промышленности США. Они политически блокируются с другими секторами экономики и их лоббистскими структурами.

Источниками электоральной поддержки Хиллари Клинтон были: мир высоких технологий и информатики, близкий к Силиконовой долине; экологический истеблишмент; университетская общественность, кинематографическая и театральная богема, а также СМИ; этнические (в том числе индейские) кланы и ряд органов местного самоуправления. Все они – давние враги нефтяников, газовиков, угольщиков, химиков, сервисников и энергетиков в целом.

Кроме того, демократов подкармливали пожертвованиями нефтегазовые монархии Ближнего Востока – им-то сырьевой ренессанс Америки не нужен совершенно. Три года спустя, на старте 2018-го, в Вашингтоне сообщили о начатом по линии ФБР расследовании в отношении "Фонда семьи Клинтон" (Clinton Foundation). Цель разбирательства, развернувшегося на сей раз против демократов, – вскрыть мотивы, механизмы и цели денежных переводов в пользу недавней претендентки на президентский пост. Переводов, само собой, из Персидского залива, где неизменно аплодировали нагромождению демократических заторов на пути американского ТЭК.

Комментируя статью газеты The Hill, сообщившую об этом 5 января нынешнего года, ТАСС справедливо напомнил: "Трамп не раз заявлял, что его экс-соперница причастна к коррупции. Она оказывала услуги в сфере политики государствам, которые делали пожертвования в фонд; в их число входила Саудовская Аравия". Что же касается Израиля, осуждавшего ставку Вашингтона на арабскую нефть вместо разработки собственной, то в Тель-Авиве администрацию Обамы и её фаворитку недолюбливали. А вот в Иране, освобожденном при согласии США от внешних санкций, – наоборот, ценили. Чего же добивались в столь непростых условиях сенаторы-республиканцы от сопротивлявшегося им окружения Обамы ещё тогда, в 2014-м?

"Продвигаемый нами закон обеспечит ускоренное создание… маршрутов для сбора и перекачки природного газа, расположенных на федеральных и индейских территориях, – писали (тогда еще оппозиционные) законодатели в своей статье. – Кроме того, билль установит крайний срок для согласования прав на прокладку таких трубопроводов, предоставив правительству США всего 30 дней для выдачи разрешения или отказов в таковых. И, наконец, этот же закон облегчит экспорт СПГ нашим союзникам". 

"Сейчас единственным в США экспортным терминалом такого профиля является расположенный на Аляске Kenai LNG, принадлежащий ConocoPhillips, – с осуждением отмечали далее сенаторы. – Минэнерго США выдало окончательное решение на создание ещё одного подобного объекта в Техасе, и он приступит к экспортной отгрузке к концу 2015 г. Кроме того, строительство шести таких терминалов одобрено лишь условно. А ещё 26 проектов до сих пор рассматриваются, причём большинство из них – уже более года". Всё, чем возмущались настроенные против Обамы республиканцы, "заиграло" лишь сейчас. Не только стартовые, но и расширенные требования горячих сторонников полнокровного возрождения американского ТЭК получили зелёный свет при Трампе – и вскоре отзовутся эхом в Европе.

Что же касается России, то мы, оценивая правление Обамы, к сожалению, подзабыли хрестоматийные постулаты о первенстве базиса над надстройкой. В течение всего периода демократической администрации нас возмущали её антикремлёвские демарши, морально-политическое двуличие, майданно-путчистские интриги на Украине, медийные диверсии и тому подобное. И правильно возмущали! Но только подчас забывалось главное. Классический сюжет под названием "Похищение Европы", переложенный теперь уже на язык нефтегазовой мифологии, к немалому для нас удобству замедлялся. Да-да, он на деле откладывался, что следовало, пусть хотя бы скрытно, ценить в Москве. Ценить даже вопреки антироссийским секторальным санкциям. 

Итак, налицо – рельефный пример того, что в переоценках нуждается не только прогноз. То есть не только перспектива отечественного ТЭК и его место в мире. С этим у нас, кстати, неплохо. О чём и было сказано в тексте недавнего поручения Владимира Путина Правительству РФ по доработке сразу двух важных документов: Доктрины энергетической безопасности и Транспортной стратегии до 2030 года. Акцент в ходе предстоящих корректировок (которые должны быть внесены к середине 2018 года) предложено сделать на СПГ, на его растущей, несмотря на колебания цен, роли в Азиатско-Тихоокеанском регионе и во всем мире. Однако нового и самокритичного взгляда требует, как ни странно, и отраслевая ретроспектива – вчерашний день глобальной энергетической политики и дипломатии.

Полный текст читайте в №1-2 "Нефти России"

© Информационно-аналитический журнал "Нефть России", 2018. editor@neftrossii.ru 18+
Все права зарегистрированы. Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.
Зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 30 апреля 2013 года.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации – ЭЛ № ФС 77 - 53963.
Дизайн сайта – exdesign.su