Роковой момент истины всё ближе

25 Сен 2018

Роковой момент истины всё ближе

Канун ожидаемого 4 ноября введения в силу нефтегазовых и финансовых санкций США против Исламской Республики Иран характеризуется высоким уровнем региональной напряжённости. Звучат ли на мрачном геополитическом фоне "персидских мотивов" отдельные мажорные аккорды, обнадеживающие хотя бы время от времени?

Павел Богомолов, кандидат политических наук

Успокоительную ноту в информационную партитуру, сопутствующую ожиданиям ввода антииранских топливно-сырьевых и инвестиционно-кредитных рестрикций США, внёс один отраслевой форум. Речь идёт о нефтегазовой конференции в столице норвежского углеводородного сектора – Ставангере. Там со всеобщим облегчением было воспринято выступление авторитетного эксперта из Саудовской Аравии – Ибрагима аль-Муханны.

Оратора слушали внимательно. И, добавлю, доброжелательно. Много лет Муханна работал советником в Министерстве энергетике "королевства пустынь", отличаясь точностью анализа и прогноза. Его мнение, в отличие от взглядов других саудовских специалистов на издавна противостоящий Эр-Рияду Тегеран, никогда не страдало излишним радикализмом. Оно не было затенено широко распространённой на суннитском Востоке фобией и неприязнью к шиитам. Муханна критиковал иранцев неизменно, но не инъецировал субъективных страхов, ужасов и геополитической вражды в свои доклады и презентации. 

Вот и на сей раз гость с Аравийского полуострова нейтрализовал ряд опасений аудитории. Аудитории, знающей о заявлении руководства Ирана, последовавшем за односторонним выходом Дональда Трампа из ядерной сделки шести держав с Ираном, которая была с трудом достигнута в 2015 году. Как известно, Исламская Республика жёстко ответила на угрозу повторного эмбарго и инспирируемой Соединенными Штатами блокады. Если только "репрессированная" заокеанским гегемоном страна, сурово прозвучало в Тегеране, будет насильно лишена возможности экспортировать "чёрное золото" под американским прессом, то ни одному иному государству региона тоже не будет позволено вывозить свое сырье. Об этом позаботятся иранские ВМС.

Фактически, напомнило агентство Reuters, это была неприкрытая "угроза закрыть Ормузский пролив" для любых танкеров. Что ж, угроза в крайних случаях может оказаться действенным дипломатическим инструментом. Но вот вопрос: был ли он применён для реализации сказанного? Или, возможно, он использован для того, чтобы побудить противника, претендующего на глобально-жандармскую роль, задержаться и поразмыслить у роковой черты? "Объёмы нефти, транспортируемой по Ормузскому проливу, очень велики, – простыми словами напомнил делегатам конференции Муханна. – Речь идёт о перевозке 18 млн баррелей в сутки, что примерно равно двум третям от общемировой торговли жидким углеводородным сырьем. Это означает, что попытка обрушить столь незаменимый природный канал поставок приведёт к опаснейшему дефициту нефти, и цены взлетят по ракетной траектории".

Поясняя предупреждение саудовского эксперта, новостные службы делают верный вывод. Даже Соединённые Штаты, как и их клиенты среди монархий Персидского залива, настолько опасаются столь сильного взлета рыночной конъюнктуры, что закрыть Ирану все пути экспорта они, видимо, и сами-то не захотят. Да и не смогут. Ибо можно ли заставить отказаться от иранской нефти таких традиционных её покупателей, как Китай, Индия, Юго-Восточная Азия? "Способен ли Иран либо, быть может, желает ли он полностью либо хотя бы частично закрыть Ормузский или Баб-эль-Мандебский проливы, или обе названные судоходные трассы? – излагает Reuters ключевой вопрос Муханны. – Ответ звучит как "нет", причём "очень большое нет"… Нынешние санкции вряд ли остановят иранский экспорт полностью". 

Как бы хотелось и нам, находящимся вдали и от аравийских берегов, надеяться на то же самое! 

Гадание на "кофейной гуще" бесплодно ещё и потому, что Исламская Республика – это не остров. Страна поддерживает в целости и сохранности ещё и многие наземные маршруты нефтеэкспорта, обрубить которые, естественно, не дано таможенно-полицейскими абордажами на входе в Индийский океан.

Чтобы блокировать ещё и сухопутную торговлю углеводородным сырьём, Соединённым Штатам или Израилю пришлось бы прибегнуть к воздушным атакам или как минимум к засылке диверсионных групп, что тоже стало бы актами настоящей войны. Пути вывоза иранской нефти в Пакистан, Россию или, скажем, в Турцию свободны. Причем с акваторией Мирового океана они не имеют ничего общего, так что США не следовало бы об этом забывать. 

Впрочем, спору нет: часть турецких импортёров была всё-таки вынуждена заведомо спасовать под напором намеченных на 4 ноября американских топливных санкций против Тегерана. В числе, например, крупнейший в Малой Азии переработчик и импортёр сырой нефти – компания Tupras. Мажоритарной долей в этой сети НПЗ владеет мощный индустриальный консорциум. Его лидирующей силой является конгломерат Koc Holding AC. Так вот, следуя примеру французской Total и германской Mercedes Benz, этот альянс "со вздохом" заявил: учитывать рестрикции против Ирана всё же придется отказаться от импорта иранской нефти.

Но Koc Holding – это ещё не вся современная Турция! Одно дело – шаги ряда индустриальных гигантов в духе атлантической солидарности – увядающей, но пока ещё поддерживаемой из-за кулис. И совсем другое – всё многоликое сообщество турецкого ТЭК, которое было и остаётся крупным покупателем иранского "чёрного золота" Эхсан Хоман, заведующий отделом ближневосточных исследований в MUFG Bank Ltd, говорит: на ближайшие месяцы импорт нефти из Исламской Республики в направлении Босфора останется на своём нынешнем уровне – примерно 174 тыс. баррелей в сутки.

Если упавшая с января на 40% национальная денежная единица – лира – не позволит туркам, увязшим в торговой войне и политических дрязгах с США, держать в топливной торговле с Тегераном привычный долларовый эталон, – в ход пойдет всё, вплоть до золотых слитков. Сказанное – не вымысел. Как отмечает The Wall Street Jornal, этот рупор финансистов Манхэттена, "в прошлом Турция уже расплачивалась золотом за иранскую нефть". Вот и сегодняшний "вызов застал тамошние банки в стремлении финансировать дальнейшие закупки даже под риском кары под санкциями США". Турки хорошо помнят: в 2012 г., узнав об оплате ввозившейся Анкарой иранской нефти чистым золотом, Вашингтон разъярился – и ужесточил рестрикции, пригрозив суровым наказанием за использование в качестве платёжного средства не только долларов и золота, но и – на всякий случай – всех драгоценных металлов, включая серебро или платину. 

На первый взгляд, потребность Турции в "чёрном золоте" составляет всего 1% от общемирового спроса. Но при этом темпы роста использования углеводородного сырья в этой стране за период 2010-2016 годов оставались одними из самых высоких среди государств ОЭСР. Так, в 2017 г, по данным BP PLC, потребление первичной энергии в Турции увеличилось на 10%. Поэтому любой внезапный энергетический кризис в стране, в том числе из-за событий в Иране и вокруг него, ударил бы бумерангом по ведущим странам-экспортёрам в Персидском заливе. И они этого тоже опасаются. 

Примирительные заявления самых мудрых экспертов по ТЭК, причём по обе стороны незримой баррикады в Персидском заливе, не созвучны, увы, обмену угрозами военачальников – как иранских, так и американских. Угрозы эти громогласны и, добавлю, в равной мере нереалистичны – в том плане, что мускулы демонстрируются убедительно, а вот надежда на то, что противник (кем бы он ни был) испугается и отступит, увы, беспочвенна.

Так, слишком многого добивается от Пентагона, с учётом соотношения военных потенциалов в регионе, командующий ВМС при элитном сегменте оборонного комплекса Тегерана – Корпусе стражей исламской революции – генерал Алиреза Тангсири. Он в интервью для агентства Tasnim News потребовал … ухода всего американского флота из залива. Заверив, что Исламская республика якобы уже взяла под свой контроль обширную акваторию, в том числе горловину Ормузского пролива, глава исламских военно-морских сил заявил: "Безопасность этого водного пространства способны обеспечить мы сами. Так что нет никакой необходимости в здешнем присутствии чужаков – таких, как Соединённые Штаты или другие государства, чьи национальные квартиры находятся далеко отсюда". 

"Контролироваться будут все оперирующие у этих берегов плавсредства, будь то военные корабли или гражданские суда, – добавил А. Тангсири. – Персидский залив находится под нашим всеобъемлющим наблюдением. Присутствие иранских сил в регионе является физически ощутимым и постоянным – осуществляемым и днём, и ночью". 

Судя по всему, особенно тревожно звучат такие слова не столько для Саудовской Аравии, обладающей, да ещё под покровительством США, существенным военным потенциалом, сколько для сравнительно небольших, но непосредственно выходящих в Ормузскому проливу государств. Там, буквально лицом к лицу с Ираном, расположены, как известно, Объединенные Арабские Эмираты.

Полный текст читайте в №9 "Нефти России"

© Информационно-аналитический журнал "Нефть России", 2018. editor@neftrossii.ru 18+
Все права зарегистрированы. Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.
Зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 30 апреля 2013 года.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации – ЭЛ № ФС 77 - 53963.
Дизайн сайта – exdesign.su