Российская нефть: расписание на послезавтра

22 Мар 2017

Российская нефть: расписание на послезавтра

Запад внимательно следит за успехами российских нефтяников и ещё пристальнее – за объёмами доказанных запасов углеводородов. Он даже не прочь оказать нам помощь в разведке и разработке новых месторождений, в первую очередь – в шельфовой зоне. Основной вопрос – на каких условиях?

Константин Сергеев

Судя по текущим оценкам, реальные возможности российской нефтедобычи продолжают оставаться для западных отраслевых экпертов "загадкой внутри головоломки", несмотря, на казалось бы, полную прозрачность официальной статистики. За последние пять месяцев можно отметить лишь некоторое снижение уровня пессимизма в отношении добывающей отрасли РФ, и то отнюдь не безусловное.

В частности, по сравнению с октябрём прошлого года специалисты Агентства энергетической информации США (EIA) несколько улучшили свои ожидания на ближайший год, в то время как в долгосрочной перспективе их прогноз остался без изменений. 

Характерно, что некоторое увеличение объёмов производства "чёрного золота" в России допускается, несмотря на обязательства по сокращению добычи, принятые ею в рамках Венских соглашений от 10 декабря 2016 г. Однако возможный прирост достаточно жёстко ограничен временными рамками (до 2020-2025 гг.). Более того – согласно мнению профильных западных источников, по истечении этого срока Россия рискует столкнуться с вынужденным сокращением добычи нефти, если заранее не позаботится о разведке новых запасов. В том числе – с помощью и активным участием западных операторов.

Как известно, соглашения с ведущими зарубежными корпорациями по совместному освоению месторождений в удалённых районах (шельф Карского и Охотского морей и т.д.) были заключены ещё в предсанкционный период. Эти шаги расценивались как свидетельство осознания российской стороной важности заблаговременной подготовки новых ресурсов углеводородов к промышленному использованию, что является необходимым условием успешной работы отрасли в долгосрочной перспективе.

По мнению отраслевых специалистов (например, Bloomberg, Goldman Sachs и других), ожидаемое (пусть даже неофициальное) смягчение режима санкций при новом руководстве США будет способствовать активизации данного процесса. При этом особо подчеркивается заинтересованность со стороны западных компаний. Хотя за два последних года официальной "экономической изоляции" России удалось самостоятельно достичь признанных успехов в разведке и разработке запасов как обычной, так и трудноизвлекаемой (сланцевой) нефти.

Кстати, эксперты (в частности, британской Ernst & Young) отмечают, что курс на заблаговременное обнаружение и освоение всё новых ресурсов углеводородов в России в настоящее время сохраняется благодаря настойчивости высшего руководства страны, в то время как значительная часть "профессионалов" национальной добывающей отрасли склонна чрезмерно полагаться на уже известные доказанные запасы. Большая степень взаимопонимания отмечается по вопросу развития и широкого применения современных отраслевых технологий, в том числе не прошедших испытаний в "глобальном" масштабе.

Что касается объёмов доказанных запасов, то российские компании действительно могут чувствовать себя достаточно уверенно – по крайней мере, в среднесрочной перспективе.

Согласно оценкам, даже гигант ExxonMobil (бывший генеральный директор которого Рекс Тиллерсон недавно стал новым госсекретарём США) обладает достаточно скромными (по российским меркам) объёмами доказанных запасов – чуть более чем на 15 лет, при сохранении сегодняшних темпов добычи. Среднее же значение этого показателя для пяти ведущих западных нефтедобывающих корпораций не превышает 13 лет, в то время как их российские коллеги теоретически обеспечены сырьём в среднем лет на 18-20. 

Тем не менее, даже для поддержания в долгосрочной перспективе уровня производства на текущем уровне российским операторам уже сегодня стоит серьёзно задуматься о расширении геологоразведочных работ в целях своевременной замены выработанных месторождений. В частности, согласно подсчётам экспертов Ernst & Young, для сохранения существующих объёмов производства российские нефтяники должны будут к 2025 г. добывать из новых месторождений до 20 млн т, а к 2030-му – уже 90 млн т "чёрного золота". 

Стоит заметить, что подобные оценки базировались на перспективных планах развития российского энергетического сектора, обнародованных официальными источниками ещё задолго до кризиса 2014-2015 гг. В частности – на положениях Энергетической стратегии РФ на период до 2030 г., Генеральной схеме развития нефтяной отрасли, представленной Минэнерго, и соответствующих планах лидирующих операторов. 

Согласно перечисленным документам, добыча нефти и конденсата в России действительно должна достигнуть целевого потолка в 530 млн т только к 2030 году. С учётом же санкций, введённых на фоне резкого снижения мировых цен на энергоносители, западным экспертам представлялось сомнительным не только достижение Россией целевого, но и сохранение базового результата (500 млн т), даже при условии введения льготного режима налогообложения.

 Реальность оказалась гораздо более благосклонной к российской нефтянке. Похоже, санкции лишь стимулировали досрочное преодоление "потолка" в 530 млн т, после чего добыча продолжила свой рост в направлении планки в 550 млн т.
 
Несмотря на достаточную оптимистичность (а скорее – благодаря ей), достигнутые результаты лишь подстегнули прогнозы об ускоренной выработке Россией доказанных запасов "чёрного золота". По мнению западных экспертов, в период до 2025 г. у нашей страны ещё есть некоторые шансы удержать производство на требуемом уровне благодаря "старым" запасам (преимущественно, за счёт применения методов повышения нефтеотдачи пластов и других передовых технологий). Но уже к 2030 г., а тем более к 2035-му эта задача может быть решена только благодаря вводу в эксплуатацию новых мощных месторождений, потенциальные ресурсы которых ещё только предстоит превратить в доказанные запасы. Таким образом, счастливое будущее национальной добывающей отрасли ставится в прямую зависимость от оперативности этого процесса.

Более того, материковая часть страны уже не рассматривается в качестве основного источника углеводородных ресурсов. Например, аналитики Ernst & Young полагают, что, учитывая ограниченную вероятность открытия новых мощных залежей углеводородов на суше, Россия в ближайшие годы будет вынуждена предпринять масштабные систематические исследования в прилегающей шельфовой зоне. 

Главным образом речь идёт об открытии новых месторождений на арктическом и дальневосточном шельфе. Однако западные эксперты не склонны пренебрегать и потенциалом Азовского и Чёрного морей. По различным оценкам, запасы "чёрного золота" в российском секторе азовского шельфа достигают 200-300 млн т н. э., а черноморского (даже без учёта Крыма) – от 3 до 11,5 млрд т. 

Кстати, рост активности российских нефтяных компаний в западной части Чёрного моря (ставший возможным вследствие известных событий 2014 г.) сегодня лишь подогревает интерес западных коллег к участию в совместных проектах в этом регионе. Примечательно, что на третьем году антироссийских санкций основным аргументом в пользу привлечения иностранных партнёров для поиска российской же нефти (как на севере, так и на юге) выдвигается уже не столько технологический, сколько финансовый фактор.

Полный текст читайте в №3 "Нефти России"

© Информационно-аналитический журнал "Нефть России", 2017. editor@neftrossii.ru 18+
Все права зарегистрированы. Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.
Зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 30 апреля 2013 года.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации – ЭЛ № ФС 77 - 53963.
Дизайн сайта – exdesign.su