США – Китай: самообрезание энергетического экспорта

16 мая 2018

США – Китай: самообрезание энергетического экспорта

Весна 2018 г. ознаменовалась началом новой мировой войны – к счастью, пока торговой. В качестве своеобразного подарка к Международному женскому дню (8 Марта) президент США Дональд Трамп объявил о введении заградительных пошлин на сталь (25%) и алюминий (10%). Как и следовало ожидать, эта новация была воспринята китайскими производителями без особого восторга – впрочем, как и их коллегами по всему миру. Повышение пошлин пока (временно?) не коснулось только Мексики и Канады. 

Константин Сергеев

Не удовольствовавшись этим, спустя буквально две недели хозяин Белого дома принял решение о введении 25-процентных пошлин на ввоз ещё почти 1300 китайских товаров – от лекарств до продукции машиностроения и электрогенерирующего оборудования, а также об ограничениях инвестиций китайского капитала в экономику США. В ответ официальный Пекин преподнёс Соединённым Штатам ожидаемый сюрприз ко Всемирному дню дураков: 1 апреля Госсовет КНР оповестил об увеличении таможенных сборов на 128 наименований товаров из США семи категорий (в основном, продовольственных)  с 15 до 25%.

Чуть позже, в ответ на очередные угрозы Вашингтона, китайское руководство утвердило дополнительный список из 106 товарных позиций 14 категорий, в который (среди прочих) уже попала продукция американской химической промышленности и автопрома. 

По мере того, как маховик торговой войны продолжает раскручиваться, безжалостно вовлекая в свою орбиту всё новые отрасли, приверженность официального Вашингтона политике жёсткого протекционизма вызывает искреннюю тревогу у нефтегазовых операторов США, обеспокоенных судьбой своего новорожденного экспорта энергоносителей. Рассматривая рынок Поднебесной в качестве одного из самых приоритетных в Азии, они не без оснований опасаются потерять на нём свои позиции. Кстати говоря, и без того довольно шаткие.

После того как в декабре 2015 г. в США был официально снят запрет на вывоз сырой нефти, прошёл ещё почти целый год до того, как её среднесуточный экспорт в Китай превысил 60 тыс. барр. 

Существенное увеличение этого показателя стало возможным лишь с февраля 2017 г., когда рынок ощутил последствия сокращения добычи в рамках соглашения ОПЕК+. Постепенная стабилизация и последующий рост нефтяных котировок позволили американским операторам восстановить объёмы добычи на сланцевых месторождениях, однако к освоению китайского рынка они, похоже, несколько опоздали. Осуществляя свои планы пополнения стратегических резервов, официальный Пекин предполагал уже к концу 2017 г. довести объём запасов в хранилищах до 300 млн баррелей, а импорт – до 9 млн барр./сут. Заметим, что некоторое замедление темпов экономического роста Поднебесной, даже в условиях повышения цен на "чёрное золото", пока не привело к коррекции планов, согласно которым общие резервы должны достигнуть 550 млн т к 2020 г. Не снизились и масштабы импорта. При этом пальму первенства по поставкам нефти в Китай продолжают оспаривать Россия и Саудовская Аравия. 

Что же касается США, то им пока так и не удалось ни войти в десятку основных поставщиков нефти в Поднебесную, ни хотя бы добиться устойчивого роста экспорта "чёрного золота" в эту страну. Более того, после достижения исторического максимума в октябре прошлого года (почти 14 млн барр.), его объёмы существенно просели. 

Любопытно наблюдать за попытками компенсировать неудачи освоения китайского рынка информационной составляющей. В частности, Thomson Reuters Eikon "округлил" объёмы январских (2018 г.) поставок нефти из США в Китай с 313 тыс. (данные EIA) до 400 тыс. барр./сут. Это позволило западным масс-медиа громко объявить о достижении очередного "рекорда", который привёл к сокращению  отрицательного торгового сальдо почти на 1 млрд долларов за один месяц! Между тем, максимальные значения этого показателя были достигнуты, как уже отмечалось, в октябре 2017 г. (448 тыс. барр./сут. по версии EIA). В течение же последующих трёх месяцев объёмы поставок американской нефти в Китай снизились почти на треть, в то время как Пекин в январе увеличил суммарные закупки "чёрного золота" до действительно рекордного уровня (40,64 млн т или 9,57 млн барр./сут.).

Заметим, что случилось это ещё до начала объявленной Белым домом торговой войны, обострение которой вряд ли будет способствовать расширению энергетического экспорта США в Китай. При этом в качестве основного конкурента рассматривается отнюдь не Россия. Согласно оценкам ряда отраслевых экспертов (Platts, Forbes), на сегодняшний день американские операторы постепенно "отъедают" долю именно Саудовской Аравии, поскольку танкерные поставки не могут конкурировать с дешёвым трубопроводным экспортом из РФ. 

Впрочем, определённые надежды американцы возлагают на дальнейшее увеличение разницы в стоимости между марками WTI и Brent. При росте этого показателя с 2-3 до 4 долл./барр. и выше, более дешёвая "техасская сладкая" могла бы укрепить свои позиции на азиатском рынке. 

К тому же, обнадёженное повышением мировых цен, Агентство энергетической информации Минэнерго США скорректировало свой прогноз по объёмам добычи в стране на 2018 год, увеличив его до 10,59 млн. барр./сут. Это также может способствовать росту экспорта.  Впрочем, все эти преимущества могут быть сведены на нет посредством вывода на рынок бенчмарка сорта Urals, а также переводом двусторонних сделок между РФ и Китаем по поставкам энергоносителей на рубли и юани. 

В том, что объёмы российских поставок будут расти, китайские эксперты пока не сомневаются. В частности, специалисты консалтинговой компании SIA Energy назвали расширение пропускной способности нефтепровода Восточная Сибирь – Тихий океан (ВСТО) одним из факторов, которые стимулируют закупки именно российского "чёрного золота". Причём речь идёт не только о пополнении национального резерва, но и о прорыве Поднебесной на рынок экспорта готовых нефтепродуктов. Согласно официальным данным Генеральной таможенной администрации КНР, по итогам марта нынешнего года экспорт топлива из страны увеличился на 6,69 млн тонн, что на 43% (!) больше, чем в марте 2017-го. Одна лишь Sinopec с начала года отправила уже третий танкер типа VLCC с дизельным топливом. Адресатами этих поставок стали Западная Африка и Европа. 

Наряду с наращиванием перерабатывающих мощностей крупных игроков, вроде CNOOC (НПЗ "Хуэйчжоу") и PetroChina (НПЗ "Юньнань"), увеличивается активность и мелких производителей. Для них стабильные цены и предсказуемость поведения поставщика являются критически важными при выборе источника закупок сырья. По оценкам SIA Energy, именно "малыши" в I квартале 2018 г. обеспечили почти треть рекордного прироста импорта сырой нефти Китаем, который достиг 112,07 млн т (+7% или почти 600 тыс. барр./сут. к соответствующему периоду прошлого года). Ожидается, что с перерывом на апрель и май (время планового технического обслуживания части НПЗ) эта позитивная тенденция сохранится по крайней мере до конца текущего года. 

Смогут ли американские операторы рассчитывать на дополнительную долю китайского рынка? Похоже, в условиях навязанной Вашингтоном Пекину торговой войны им скорее придётся сосредоточиться на том, чтобы не потерять уже освоенные ранее рубежи.

Основные надежды США по наращиванию экспорта природного газа в Китай связываются с официальным решением Пекина уже к 2020 г. довести долю "голубого топлива" в энергогенерации как минимум до 10%. 

По мнению американских экспертов, это неизбежно потребует "диверсификации" газовых поставок в Поднебесную, с обязательным включением США в число привилегированных членов клуба основных импортёров. При этом, как и следовало ожидать, высказываются опасения по поводу "угрозы" энергетической безопасности Китая со стороны России, хотя прямыми конкурентами Соединённых Штатов на этом рынке являются СПГ-операторы Катара, Австралии и (в меньшей степени) Малайзии. 

К 2020 г. США предполагают ввести в строй ещё четыре СПГ-терминала (в дополнение к единственному пока действующему – Sabine Pass), что теоретически должно облегчить им достижение этой цели. Однако даже обладая сравнительно ограниченными экспортными мощностями, американские компании уделяют освоению китайского рынка повышенное внимание. Так, по итогам 2017 г. по объёмам отгрузок американского СПГ (103,4 млрд ф3) Китай занял третье место в мире (после Мексики и Южной Кореи) и, соответственно, стал вторым в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Полный текст читайте в №5 "Нефти России"

© Информационно-аналитический журнал "Нефть России", 2018. editor@neftrossii.ru 18+
Все права зарегистрированы. Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.
Зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 30 апреля 2013 года.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации – ЭЛ № ФС 77 - 53963.
Дизайн сайта – exdesign.su