Технологические прорывы вопреки нестабильности

17 мая 2018

Технологические прорывы вопреки нестабильности

В Москве в апреле нынешнего года прошли выставка "Нефтегаз-2018" и Национальный нефтегазовый форум. Казалось бы, на сей раз форум собрался в обедненном составе. В отличие от прошлых лет, в дискуссии не приняли участие министр энергетики РФ, первые лица российских и зарубежных нефтегазовых компаний.  Не было и столь частого гостя энергетических конгрессов, как генсек ОПЕК Мохаммед Баркиндо. Не появились и его извечные оппоненты из парижской штаб-квартиры Международного энергетического агентства. Возможно, это объясняется последними санкционными ударами по России и её ТЭК. Но отсутствие вип-персон не помешало глубокому обсуждению проблем отрасли.

Павел Богомолов, кандидат политических наук

Основная дискуссия развернулась в рамках панельной сессии форума "Технологическое развитие нефтегазовой отрасли России в условиях цифровой трансформации мировой экономики и структурных преобразований". Особое внимание аудитории и средств массовой информации вызвало выступление  Павла Сорокина, недавно назначенного заместителем министра энергетики РФ.

Он отметил, что если бы Россия  в конце 2016 года не присоединилась к соглашению ОПЕК+, то сегодня на мировом рынке наблюдался бы не переизбыток "чёрного золота", а наоборот, острый дефицит. На первый взгляд, это парадокс. Ведь пару лет назад, в условиях ценовой рецессии, нефти производилось слишком много. Разве что в США добыча сланцевой нефти пошла на спад из-за того, что себестоимость производства на ряде промыслов превысила размер нефтяных котировок.

Но дело в том, пояснил Павел Сорокин, что снижение цен привело к сильному оттоку инвестиций из отрасли. В результате уже к 2018 году она могла остаться без денег, что было чревато резким сокращением объём геологоразведки и добычи. Конечно,  достигнув дна, нефтянка снова пошла бы вверх. Но без механизма ОПЕК+ это стало бы долгим и мучительным процессом. А повышение нефтяных цен в результате ограничения добычи участниками картеля и примкнувшими к ним странами-экспортёрами позволило достаточно быстро стабилизировать ситуацию на рынке. Безусловно, от этого выиграли и те государства, которые не принимали участия в сделке. Так, в США добыча возросла на 1,5 млн барр./сут. В итоге сегодня мировой экономике уже не грозит дефицит углеводородного  сырья.

В свою очередь, представитель ОПЕК Беруз Байкализаде назвал министра энергетики РФ Александра Новака и его команду, отважившуюся два года назад на альянс с картелем, "подлинными провидцами". Выполняя поручение своего шефа, Мохаммеда Баркиндо, он выразил уверенность в том, что при нынешнем курсе России здоровые тенденции на мировом рынке будут  ощутимы как минимум до конца 2018 года. Залогом тому – не только рост цен. Взаимная уверенность поставщиков и потребителей, сказал Байкализаде, приводит пусть и к не быстрому, но неуклонному сокращению товарных запасов "чёрного золота" у ведущих постиндустриальных государств.

"Нынешние 70 с лишним долларов за баррель после депрессии 2014-2016 годов, – это всё равно, что 110 долларов на прежнем, ныне полузабытом пике", –  сказал глава компании Rystad Energy Яранд Ристад. По его мнению, возвращается вера инвесторов даже в самые долгосрочные, в том числе шельфовые, проекты. 

Это предвещает новый шельфовый бум. А в области сланцевой добычи он уже возобновился. Эффективность извлечения этого труднодоступного вида сырья удвоилась. В результате к 2030 г. добыча нефти в США может удвоиться. Что же касается краткосрочного прогноза, то предстоящее в третьем квартале нынешнего года замедление производства никого не должно пугать – уже к началу следующего года рост восстановится.

Яранд Ристад также озвучил два сценария на 2019 год. Первый из них предполагает пролонгацию соглашения ОПЕК+. В этом случае  нефть всё равно не удержится на 70-долларовой планке. Второй вариант подразумевает, что по каким-либо причинам эта сделка не будет продлена. Тогда вновь будет наблюдаться перепроизводство, которое обернется превышением издержек над уровнем цен. В результате нефтяные компании вновь будут вынуждены "затянуть пояса". 

Одним из лучших стал доклад директора Энергетического центра бизнес-школы "Сколково" Татьяны Митровой. Хотя и признав тенденцию роста спроса на углеводороды, она предупредила: их потребление будет увеличиваться всё медленнее и медленнее. Целый ряд постиндустриальных государств, сказала она, уже "ухитряется показывать увеличение ВВП без роста энергозатрат, особенно нефти и газа". Замедлению спроса на углеводороды способствует жесткая межтопливная конкуренция. Более того, нарастает конкуренция и между поставщиками самого углеводородного сырья. Число государств-нефтеэкспортёров за последние годы увеличилось вдвое, а газоэкспортёров – втрое!

И, естественно, такое соперничество "съедает маржу, снижает плюсы природной ренты, устраняет иллюзию уникальности тех или иных месторождений". Видя это, адепты ресурсного национализма призывают развернуть новый виток борьбы за 100-долларовые или даже 150-долларовые цены. Однако в нынешних условиях высокие цены на нефть – не панацея, поскольку ключевым фактором становится себестоимость добычи. Поэтому чтобы сохранить конкурентоспособность на энергетических рынках Россия должна обеспечить технический прогресс в ТЭК. Особенно важна цифровизация, которая в нефтегазовом комплексе пока буксует. 

Однако обеспечить технологический прорыв в условиях санкций не так-то просто. Отсюда, собственно, и стремление Москвы к импортозамещению. Что ж, если расценивать это как вынужденный временный маневр, то возражений нет. Но если перестать, вместе с зарубежными партнёрами и поставщиками, бороться за долгожданный выход из санкционного тупика, постепенно скатываясь в автаркию и незавидное состояние "осажденной крепости", то даже гения отечественных учёных и инженеров может оказаться недостаточно. Вся мировая практика, заключила Татьяна Митрова, свидетельствуют против самоизоляции даже ведущих отраслевых игроков по каким бы то ни было причинам.

Тему цифровизации подхватил один из менеджеров Schneider Electric Крис Дартнелл. Он  дал понять, что иностранные инвесторы вовсе не стремятся проставить Россию в стопроцентную зависимость от зарубежных достижений с тем, чтобы в недобрый час заявить: вот такие-то сервисные или товарные позиции мы отныне гарантировать не можем.

Цель ставится иная – сообща открыть и застолбить в машиностроительном комплексе РФ те ниши, где, вопреки всем санкциям, можно всё-таки преуспеть и найти возможности для производства нужной нефтянке продукции. И Schneider Electric демонстрирует такую стратегию на своём примере. Результаты ее работы в России: четыре построенных завода, два центра НИОКР, 10 тыс. трудоустроенных россиян, 40 стратегических партнёров, 250 дистрибьюторов, 750 дилеров, 130 системных интеграторов, 150 сотрудничающих компаний от Балтики до Тихого океана. "По ряду направлений мы рука об руку с вами обеспечиваем устойчивый пульс – ровное сердцебиение… При этом продвижение цифровой архитектуры с нашей помощью – это и есть локомотив прибыльности и эффективности", – отмечает К. Дартнелл.

Но создание таких локомотивов должно окупаться, – продолжил тему глава одной из дирекций ПАО "Газпром нефть" Алексей Вашкевич. Не отрицая важности сотрудничества с западными партнёрами, он представил и отечественные разработки. Одна из них – оригинальный симулятор ряда операций в сфере сейсмики. Обрабатывая с его помощью данные сейсморазведки 2D, эксперты получают не меньше результатов, чем пару десятилетий назад давала лишь продвинутая стадия сейсморазведки – 3D. 

"Западносибирский бажен, к которому мы подошли вплотную, просто не может разрабатываться без надёжной цифровой платформы", – отметил также докладчик. А его коллега по "Газпром нефти" Сергей Архипов подчеркнул: "Санкции – вот что привело в России к самостоятельному освоению производства сложнейших новинок в нашей отрасли: от роторно-управляемых систем до различных химических компонент для буровых работ. Более того, созданы предпосылки к тому, чтобы самим экспортировать эти и многие другие товарные позиции. В частности, проппант и ещё кое-что необходимое для многоствольного бурения вполне можно будет поставлять зарубежным покупателям".

О возможностях экономии в области энергетики на основе цифровизации рассказал партнёр Price Waterhouse Coopers Йорк Дорлер. Он верит: "Цифровая трансформация в ТЭК России может перепрофилировать всю вашу модель бизнеса". 

Тема цифровизации и технологических прорывов стала центральной в ходе второй сессии форума "Импортозамещение и локализация в нефтегазовой промышленности". В её ходе представители Министерства промышленности и торговли РФ поведали о том, что начиная с 2018 года (с момента введения первых санкций) удалось сократить объём импорта для нужд отечественного ТЭК на 8%. Масштабы отечественного производства нефтегазового оборудования увеличились на  50 млрд рублей, а экспорт – на 10 млрд рублей. Минэнерго и Минпромторг создали Технологический совет, работающий по 12 направлениям импортозамещения. 

Некоторые успехи уже налицо. Так, разработаны проекты мало- и среднетоннажных судов для транспортировки СПГ, совместно с несколькими ВИНК готовится дорожная карта для ускоренного создания флота крупнотоннажных судов. Этой работе во многом способствует Агентство по технологическому развитию, эксперты которого обеспечивают координацию усилий между отечественными нефтегазовыми компаниями и машиностроительными и оборонными предприятиями.

Полный текст читайте в №5 "Нефти России"

© Информационно-аналитический журнал "Нефть России", 2018. editor@neftrossii.ru 18+
Все права зарегистрированы. Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.
Зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 30 апреля 2013 года.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации – ЭЛ № ФС 77 - 53963.
Дизайн сайта – exdesign.su