Россия – на пороге новой энергетической парадигмы

22 Окт 2013

Россия – на пороге новой энергетической парадигмы

Мнение Михаила Субботина, старшего научного сотрудника ИМЭМО РАН.

Российские власти, воспользовавшись благоприятной мировой нефтегазовой конъюнктурой, на десять лет отошли от догматов рынка, да так и застряли на распутье: вроде быть первыми на рынке хочется, но конкуренцию на нём они не приемлют.

Примерно со времени кризиса 2008 г. стало заметно, что в нефтегазовом секторе наступает "рынок покупателя": продавец уже не может диктовать условия, объясняя, что нефть и газ – это стратегический товар; уже не доминируют долгосрочные сделки. На этом фоне привязка к трубе становится слабостью продавца: отказался покупатель, и продавать стало некому.

В последнее время, как ком, стали нарастать антимонопольные и экологические претензии к поставщикам: пока был энергетический голод, который не тетка, потребителям было не до того, чтобы педалировать эти принципиально важные вопросы. Так что нет злой воли в претензиях европейцев к "Газпрому" – просто ситуация на рынке кардинально меняется. Это тоже не навсегда, и вряд ли этот период продлится больше тех же 20 лет, но их ведь надо пережить!

Эта взаимозависимость ставит вопрос о мобильности, конкурентоспособности поставщиков энергетического сырья. Шанс есть у всех – нужно только уметь за него бороться. Инструменты известны: формирование благоприятного инвестиционного климата; создание международных пулов компаний, обеспечивающих эффективность разработки и новые рынки сбыта; заключение международных договоров, продвигающих инвестиции и т.п.

Сырьевая база российской нефтегазовой отрасли переживает сложные времена. Формально новые запасы перекрывают уровень текущей добычи, но замена далеко не равноценная. Отбирая лучшие ресурсы, недропользователи в последние полтора десятка лет компенсируют их в основном открытием небольших и сложных в разработке месторождений в труднодоступных местностях, доразведкой уже известных объектов и простым пересчётом запасов. Простое воспроизводство ведёт к "проеданию" советского "задела" и утрате страной своих позиций на мировом энергетическом рынке.

Согласно мрачным прогнозам Совбеза РФ, запасы нефти в РФ к 2030 г. могут быть выработаны на 90%, а добыча снизится до 120 млн т в год. Правда, большие надежды возлагаются на шельф. По крайней мере, разговоров на эту тему ведётся много, обсуждаются даже шокирующие военно-политические аспекты данной проблемы.

Однако нужны конкретные действия государства и компаний, финансовые затраты, создание соответствующей техники и технологий и т.п. Без этого освоение арктического шельфа грозит затянуться на радость экологам. А то получится вполне по Светлову, который когда-то заметил: "Когда-нибудь на моем доме прибьют табличку: "Здесь жил и не работал поэт Светлов".

Сейчас государство больше полагается на инструменты ручного управления и прямого или косвенного административного давления, принуждая недропользователей активнее заниматься ГРР и скрупулёзно выполнять свои лицензионные обязательства, пусть даже и в ущерб их собственным коммерческим интересам. Такое положение дел не может сохраняться долго и обеспечить стратегический прорыв в сфере воспроизводства ГРР.

В российском недропользовании (во всяком случае, в его важнейшей части – нефтегазовом секторе) наступает принципиально новый этап. От распределения наследия советской геологоразведки уже в самое ближайшее время придётся переходить к развитию ГРР собственными силами. Компании будут вынуждены не получать из рук государства "готовые" месторождения, а искать их самостоятельно, в том числе с помощью опытных и мощных иностранных стратегических партнёров.

Новым задачам должна соответствовать другая, современная нормативная база, включающая так называемые "лучшие мировые практики". Нужны новые государственные институты (в том числе на деле защищающие права собственности), меры государственного регулирования, обеспечивающие рациональное недропользование, дифференцированный подход к налогообложению и т.п.

Российские нефтегазовые компании на протяжении последних лет с неизменным успехом стремились оградить "свои" месторождения от иностранцев. Дело Нобелей и Ротшильдов, усилиями которых Россия заняла передовые позиции на мировом нефтяном рынке, было предано забвению. После скандального вхождения "Газпрома" в проект "Сахалин-2", в канун мирового экономического кризиса 2008 г., был принят закон о стратегических отраслях. Не исключено, что если бы процесс его принятия затянулся, как десятью годами раньше, сам кризис заблокировал бы эту вредную для экономики страны затею, как в свое время дефолт 1998 г.

Однако в мае 2008 г. российские власти успели принять закон о расширении списка стратегических отраслей. В обновленный перечень вошли 42 позиции – чуть ли не половину экономики "защитили" от иностранных инвестиций, в том числе и геологическое изучение недр.

Впоследствии Минприроды подготовило программу освоения континентального шельфа на период до 2030 г. И оказалось, что при действующем режиме недропользования освоить потенциал всего шельфа можно лишь за 150 лет. А всё потому, что состав инвесторов крайне узкий, так как по Закону "О недрах" работать на шельфе могут компании с госдолей свыше 50%, то есть лишь "Газпром" и "Роснефть". А они прекрасно обеспечены ресурсами на суше, а потому шельфовые объекты резервируются за ними исключительно для повышения их капитализации. Между тем, выполнение уже взятых лицензионных обязательств требует от них резкого увеличения инвестиций.

Так что планы – это хорошо, но за ними должны последовать конкретные шаги навстречу инвестору. В последнее время "Роснефть" договорилась о сотрудничестве на шельфе с ExxonMobil, а "Газпром" – с Shell. Однако такое партнёрство сдерживается действующей моделью привлечения иностранных инвестиций, и она нуждается в срочной модернизации.

Если потенциальные инвесторы (свои и зарубежные) ведут себя не так, как хотелось бы властям, то нужно искать слабости в государственной энергетической политике: экспортной, транспортной, налоговой, правовой и т.д. Когда в Австралии огромное месторождение Gorgon разрабатывают совместно Chevron, ExxonMobil и Shell, ни у кого язык не поворачивается говорить об утрате суверенитета, хотя в проекте нет не только какой-нибудь государственной австралийской корпорации, но и вообще местной компании. Тем не менее, и госконтроля хватает, и налоги исправно текут в бюджет…

Если в той или иной стране проводится политика "ползучего национализма", или, как теперь стало принято его называть в нефтяных кругах, "политика нефтенационализма", то результат её предсказуем. Искушение воспользоваться ситуаций так понятно… Как только у страны за счёт благоприятной экономической конъюнктуры и усилий частного бизнеса появляются "нефтегазовые шансы", начинается закручивание гаек и проводится национализация.

России стоит переосмыслить поучительный опыт других стран, и собственный, в том числе сахалинский. Без этого невозможно пережить весьма сложный период адаптации к новым экономическим реалиям. Предстоит реформа всей институциональной структуры отрасли, изменение парадигмы государственной политики в сфере энергетики и недропользования. Госкомпаниям, получившим многочисленные привилегии и львиную долю советского геологического наследия, предстоит выстроиться в мировой рынок или же уступить его без борьбы.

© Информационно-аналитический журнал "Нефть России", 2018. editor@neftrossii.ru 18+
Все права зарегистрированы. Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.
Зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 30 апреля 2013 года.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации – ЭЛ № ФС 77 - 53963.
Дизайн сайта – exdesign.su